АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Борозда времени

Работать в «Великолукскую правду» я пришел с производства, долгие годы будучи внештатником. Там, на ЛВРЗ, а потом на льнокомбинате приходилось пахать, давать план, качество, обеспечивать твердое задание. Эта закалка очень пригодилась к моменту, когда гаечные ключи сменил на шариковую ручку.
За 30 с лишним лет в статусе газетчика в памяти отложилось очень многое из того, что и составляло работу. Основная ее часть пришлась на советское время, а было оно отличительным опять же своей плановостью. Трудновато было привыкнуть к понятию, как это творческое дело можно планировать на каждый день или неделю. Но попробуй не сочини, не обозначь на бумаге свои будущие творения - сразу попадешь на ковер и схлопочешь взбучку, а то и выговор.
Оглядываясь назад, оценивая тот период, радуюсь трудолюбию и результатам прежнего коллектива. К коллегам того времени и сейчас сохраняется искреннее уважение. За их талант, неумение уставать, готовность даже по выходным искать и выдавать нужное количество строчек. Это только кажется, что газета малого формата, а какая она прожорливая на материалы, она поглощает их с безмерным аппетитом. При этом требовались именно нужные материалы, а не какие подскажет душа. Хотя инициатива не исключалась, даже поощрялась, но выходить за рамки обязательного никак не могла.
Бывало редактор А. И. Москаленко приходил на службу с уже продуманными планами - он и дома работал. В таких заготовках для каждого пишущего было отведено задание: с какого предприятия выдать героя, сколько строк и даже заголовок публикации был готов. Иногда это задание виделось непосильным, неподступным, и тогда Артемий Иванович нас напутствовал: мол, не пускают в двери, лезь в окно, но пустым не возвращайся.
Мы шли и находили передовую ли ткачиху или удачливого рационализатора. Эта же заметка входила в нашу отчетность как полученное письмо. Чем больше у отдела было таких авторских публикаций, тем чаще его хвалили. В целом и газета котировалась в верхах от того, сколько она получала писем - какова была ее связь с народом. Будучи заведующим отделом писем, на год мне даже не хватало регистрационного журнала - добавлял вкладыши. Получалось до двух тысяч поступлений - совсем неплохой уровень, куда уж больше.
Однажды, а было это при редакторе П. М. Давыденко, мне позвонили из областной газеты и спросили: дескать, открой секрет, как вы одним махом удвоили количество писем? Вопрос меня озадачил, поставил в тупик, в толщине мой журнал ничуть не прибавил от прежнего. Потом прояснилось, что редактор все поступающие объявления посчитал за письма и где-то об этом доложил. Этот дутый успех тихонько замяли и больше его не повторяли.
Такое было время, оно диктовало свои условия и методы, мы ко всему приноравливались. Душой редакции была Хельви Борисова, талант и умница, показывала пример подготовки горячих материалов. У нее в напарницах была Вероника Бритикова, их отдел культуры блистал и светился во всех смыслах, держал переходящий вымпел редакции. Признаюсь, меня грызла зависть: где это они добывают зажигательные письма, по которым потом разворачивались на полосах интереснейшие дискуссии. Потом, разоткровенничавшись, Хельви мне шепнула: мы сами их сочиняем, а вот отклики идут настоящие, тут уж без фальши.
Как и должно быть, главенствовал в редакции партийный отдел, которым заведовал Т. Б. Любавин. Мне одно время довелось работать под его началом и многому у него поучиться. Удивлялся, как он легко, без напора готовил материал, вел в газете линию партии. Мне до сих пор непонятно, верил ли он в нее или выручал крепкий талант: скорее всего последнее.
Все пишущие сотрудники должны были писать передовицы, каждый по своей тематике. У меня была комсомолия, а тут вдруг при отсутствии Любавина получил задание выдать «флаг номера» на партийную тему. Попробовал отвертеться, но куда там - должен и баста. Ладно, думаю, накатаю такого, что в другой раз доверять не будете. И вышли у меня сплошные лозунги да призывы к коммунистам быть в авангарде строителей коммунизма вести за собой других.
Напечатали без замечаний, а на планерке А. И. Москаленко меня расхвалил: дескать, вот так надо писать передовицы. Кажется, меня тогда чуть шок не хватил, я же рассчитывал схлопотать разнос.
Вообще-то пропаганда светлого будущего в моих строчках все же присутствовала: куда газетчику от этого деться, даже если у него идут очерки или зарисовки. Однажды встретил на улице знакомого производственника, и он мне с недоброй ухмылкой: мол, когда настанет это самое светлое? Как говорится, уел он меня крепко, не оправдаться же назначением печати, ее мобилизующей ролью.
Настоящими пчелками были сотрудники промышленного отдела, его заведующий К. М. Касаткин - наша ходячая энциклопедия. Экономику он знал преотлично, любил бывать на предприятиях, потом грамотно делал анализ узнанного. Сдается мне, что он уже тогда предвидел, чем закончатся ударные трудовые темпы и досрочно выполняемые пятилетки. Да, с таким журналистом интересно было работать и просто общаться, он не возвышался над другими, хотя в действительности был достойной величиной. Помнится, ему поручили сделать на собрании доклад о каком-то экономическом форуме, прошедшем в Москве, и Константин Михайлович справился блестяще, как будто он сам там присутствовал.
Заместителем редактора был
А. И. Шулаев: личность яркая, неординарная. Его немного побаивались, что-то в нем не принимали, но одаренность признавали безусловно. Все-таки творческий коллектив сам по себе тяжеловат, климат в нем неустойчив, с ветрами, но крепкая фигура в нем неколебима, с нею просто считаются.
Талантливой и старательной была В. П. Филиппова. В ряду прочих тем она вела сатирический отдел «На крючок», кое-кого рубила в нем под корень. Ее строгость и принципиальность проявлялись во всем, но эти черты сглаживались простотой в общении, она умела вызывать людей на откровенность, при необходимости вступала на их защиту. Уходя из редакции на пенсию, Кузьму Подсечкина передала мне и решительно наказала не упускать из рук его удочку. Жаль, с наступлением нового времени у Лукича ее выбили, а какой бы мог быть клев, какой завидный улов.
Надо вернуться к шефу Москаленко, это он всех нас учил, зажигал, журил, держал в оглоблях. Сейчас его нет среди нас, но проложенная им борозда жизни не затягивается временем, не исчезает насовсем. Как-то, уже будучи на пенсии, в разговоре он заметил, что теперь хорошо видит некоторые свои отдельные заносы в стиле работы, которые сегодня бы не допустил.
Конкретные ошибки он не назвал, но могу точно предположить, что имелось в виду. Скажем, не стал бы он посылать нас, сотрудников, на предприятия с отчетами о работе редакции - дело совершенно никчемное. Не требовал бы от нас вмешательства в организацию соцсоревнования среди цехов и взаимного контроля подразделений - это хлеб профкомов. Ослабил бы руководящие вожжи, дал нам побольше простора и свободы для творческого поиска.
Но вот что главное, тогда меня приятно удивившее: для признания своих переборов надо иметь не только здоровую голову, но и мужество. Уже за эти качества человек достоин высокого уважения и почитания.
Как бы там ни было, а прожитое, сделанное оставило в памяти много прекрасного, которое и сейчас греет душу. Эта борозда времени в человеке может несколько сглаживаться, но в своей важности и сущности остается в нем навсегда. Надо быть благодарным судьбе, что она благоволила свести с названными выше людьми, дозволила вместе работать с ними, многое от них приобретать в моральном и профессиональном плане. Потом приходили новые сотрудники, коллектив обновлялся, наступили существенные перемены во всем. Но это уже другой период со своими особенностями.

Геннадий КОНСТАНТИНОВ

Создано: 28.11.2012 08:51
Яндекс.Метрика