Последние объявления

добавить на Яндекс

АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Полноценно жить, помогать людям и творить

 

На судьбу не обижается, хоть та часто испытывала ее на прочность. Пустое дело. «Злодейка» зря старалась: у Ренаты Александровны Кулаковской свое мировоззрение: «Помоги и не навреди».

Ее семья - дочь Татьяна, доктор биологических наук, заведующая лабораторией в Институте биохимии и физиологии микроорганизмов РАН, внучка Катя, кандидат биологических наук, младший научный сотрудник этого же института, умная, разносторонняя девушка. Внук Иван окончил школу № 1 с золотой медалью, ныне аспирант Института молекулярной биологии РАН. Брат Владимир Владимирович Ромашин - преподаватель вокала Российского государственного университета в Санкт-Петербурге. В течение двадцати лет он каждое лето гостит в Пущине.
А есть еще многие-многие люди, которые знают ее и ее творчество: как внештатного корреспондента газеты «Пущинская среда» по занимательным публикациям, как почетного учителя - активного участника библиотечных мероприятий. А в эколого-почвенном музее с успехом прошли выставки «Макраме» и вышивки «Нити времени». Ренату Алек-сандровну тепло вспоминают, любят и ждут в Великих Луках, где она, работая врачом-хирургом, спасла десятки жизней, вылечила не одну тысячу пациентов…
«Операционный блок. Сосредо-точен хирург, внимательны помощники. Тишина изредка нарушается командой хирурга. Быстро и точно двигаются руки. Они должны быть очень чуткими - руки хирурга. Операция идет к концу. Шов, еще один. Все! Рената Александровна поднимает усталые глаза. Привыч-ным движением снимает с лица медицинскую марлевую маску. От длительного недостатка кислорода болит голова, покалывает сердце… А дома она еще раз мысленно проделывает операцию. Верно ли все было?.. Судьба пациента надолго сливается с жизнью хирурга… И нет для Ренаты Александровны ничего приятнее, чем увидеть улыбку на лице здорового человека», - так писали о ней в газете «Великолукская правда» в 1979 году…
Еще в детских играх Рената с удовольствием выполняла обязанности медицинской сестры и относилась к этому серьезно. В ее клеенчатой белой сумке с красным крестом, сшитой мамой Каролиной Николаевной, всегда были йод, зеленка, бинты, вата, и девочка уверенно оказывала первую помощь, обильно смазывая и уверенно перебинтовывая расшиб-ленные коленки.
Папа, Александр Михайлович Лермонтов, - военный ветврач, служил в кавалерийском полку в Белоруссии, близ Слуцка.

- Фамилия Лермонтова меня всегда к чему-то обязывала, но откуда она? От родственников слышала: когда прадед пошел в школу, у многих учеников фамилий не было, и учительница нарекла их известными фамилиями, кого Пушкиным, кого Суворовым. Так же появилась и фамилия Лермонтовы. Мой отец о родстве с Лермонтовым никогда не говорил. Когда в середине 80-х я после многолетней разлуки посетила родину моих предков - Парфеньев и обратилась в церковь и архив, оказалось, что все документы переданы в Кострому или Ярославль.
Когда отмечалось 190 лет со дня рождения поэта, мне удалось связаться с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, президентом ассоциации «Лермонтовское наследие», директором Национального Лермонтовского центра в усадьбе Середняково, которую он восстановил на собственные средства. Познакомилась я и с Марией Константиновной Северцовой, секретарем «Лермонтовского наследия», женой создателя «Поколенной росписи Лермонтовского рода» Игоря Васильевича Воронцова. Удалось узнать, что парфеньевская ветвь Лермонтовых очень древняя, конец XVII - начало XVIII века, но она прервалась, и наследниками ее стали фамилии Сальковых, Катениных, Голиковых. Сегодня Лермонтовы живут в Чухломском крае. Среди них много знаменитых военных, которые оседали в столицах. Мария Константиновна пояснила: «Родословная - живой организм, после издания книги нашлись истинные родственники, не внесенные в нее, выяснилось, что в книге обозначены лица, никакого отношения к Лермонтовым не имеющие», - и добавила: «Ищите!» Искать корни очень трудно, работа в архивах требует больших денег и времени, а Костромской архив в старой церкви, где находилось большинство документов, связанных с Лермонтовыми, сгорел…
Девятилетняя девочка помнит, как в 1937 году приехал легендарный командарм Семен Михайлович Буденный. Он общался не только с военными, но и с жителями городка. Дети занимали первые два ряда, он, лихо поправляя свои легендарные усы, доброжелательно обращался к ним, призывая хорошо учиться и любить свою Родину.
На велосипеде, подаренном папой, она колесила восемнадцать лет. На зиму Рената его разбирала и смазывала детали, весной собирала и ездила. Как-то раз глупый теленок не уступил дорогу, и девочке пришлось таранить забор. Машина служила верой и правдой, и только в 55-м году следы ее затерялись.
В 1938 году отец был репрессирован, и мама с дочкой оказались в Костромской области.
Во время войны жили в райцентре Парфеньев.
- Трудные военные годы. Все силы были направлены на выживание, на то, чтобы чем-то помочь фронту. Семья сдала в фонд обороны все облигации госзайма, которых у нас было на значительную сумму, ведь отец в свое время получал хорошую зарплату.
Осенью 1941 года школьников послали на целый месяц собирать колоски с плохо убранных полей. Я умудрилась заболеть и в результате приобрести порок сердца. Следующим летом каждый школьник был обязан сдать по 10 килограммов грибов. Никогда не забуду наши с Леней Абрамовым походы в бор. Ходили с компасом, чтобы не заблудиться. А как же нелегко было тащить большие тяжелые корзины с грибами!
Мы ездили заготавливать дрова в болоте, на саночках тащили сырые поленья в гору. Сажали и копали картофель.
В школе лучшие ученики были обязаны подтягивать отстающих. Учебников не было, приходилось конспектировать слова учителей, записывая их между строк старых книг; освещением служила коптилка - железная баночка с керосином и надетой на нее металлической пластинкой с дырочкой для фитиля. Керосиновые лампы зажглись только в конце войны.
Каролина Николаевна, инспектор районо, как уполномоченный райкома партии, часто бывала в разъездах по сельсоветам, руководила посевной, уборкой, сдачей обязательных заготовок молока, мяса, зерна. Ренате приходилось жить одной и полностью заботиться о себе.
- А как хотелось есть! Иногда и картофельные очистки, выброшенные соседями, были в радость. Чтобы заглушить чувство голода, варили жвачку из смолы. Чай пили с сушеной свеклой.
С 14 лет меня удалось устроить в Детский дом пионервожатой, где разрешалось питаться вместе с воспитанниками.
Сдали в фонд обороны всю отцовскую одежду, оставили шинель, которую решили покрасить в красный цвет. Она не умещалась в котле, смялась, да так и не удалось ее разгладить. Красное мятое пальто, шерстяные чулки из разноцветных колючих ниток - вид (по современным понятиям) у меня был забавный. Всю войну я проходила в сарафане из мешковины, материала для солдатских мешков, правда, у меня был и другой сарафан, сшитый мамой из шерстяной детской матроски, синий, праздничный. Только в конце войны, когда возродился рынок и на нем появились трофейные вещи, мама купила кое-что и мне.
В первый послевоенный год окончена средняя школа. Из семнадцати выпускников пятнадцать сразу же поступили в вузы. Рената и четверо ее одноклассников стали студентами 1-го Ленинградского медицинского института имени И.П. Павлова, при конкурсе десять человек на место. Этот институт открылся в 1897 году как Женский медицинский институт, положивший начало высшему образованию женщин в России.
В 1952 году институт с успехом окончен, а через полвека из шестисот выпускников в Санкт-Петербурге встретились сто человек. Александр Розенбаум (его родители учились с Ренатой Лермонтовой на одном курсе) помог отпраздновать встречу в ресторане.
Три года молодой специалист совершенствовалась в ординатуре по хирургии. После ее окончания, в Парфеньеве, где жила мама, Рената встретила свою любовь. Валентин приехал из Томска к родственникам.
- У меня было много увлечений. Не хвалясь, скажу, что семь раз мне предлагали выйти замуж, а я отказывала. Ждала его, Валентина Кулаковского. В Парфеньеве вместе катались на лодке, играли в домино, ходили в лес, рубили дрова… Слов про любовь сказано не было, но друг без друга мы уже не могли…
После окончания ординатуры Ренату направили в Беломорск, где следовало отработать три года, но через год она поехала в Томск, где вышла замуж за Валентина и стала работать клиническим ординатором на кафедре общей хирургии в мединституте.
Валентин учился в строительном институте и «был символом здоровья», волейболист-перворазрядник. В июле 1957 года родилась дочка Таня, а через восемь месяцев мужа не стало - саркома бедра… Ренату попросили остаться в институте, но ей пришлось уехать из Томска: в этом городе все напоминало о пережитом горе, которое не утихло даже со временем… Любовь просто перешла из одного вида в другой, и она хранит ее до сих пор. Осталась с маленьким ребенком на руках и больше не вышла замуж, не смогла: - Возможности были, но меня постоянно преследовал страх, что больше не будет такого слияния, после такой сумасшедшей любви не могло быть повторного брака…
Я два года ходила в трауре. Мой старший друг и учитель сказала: «Снимай траур! Не снимешь - так и будешь жить со своим горем».
С 1960 года Рената Александровна приступила к работе в хирургическом отделении Великолукской городской больницы в качестве ординатора. В отделении работали одни врачи-мужчины. Специализи-рованной детской хирургической помощи в городе не было.
- Коллеги стремились всех детей положить ко мне в палату. Как же мне было трудно! Не было литературы по детской хирургии. Даже пунктировать вену не всегда удавалось, приходилось обращаться в детскую больницу, где работали опытные медсестры. Я чувствовала, что у меня не хватает знаний, и неоднократно повышала квалификацию в институтах усовершенствования врачей. Вспоминаю, как у нас лежал тяжелейший больной с остеомиелитом. Имевшиеся антибиотики эффекта не давали. По телефону удалось связаться с главным детским хирургом Минздрава. Нам самолетом прислали американский антибиотик сигмомицин. Ребенка удалось спасти.
Через семь лет было организовано отделение детской хирургии, которым стала заведовать Рената Александровна. Оно работало напряженно, оказывая общехирургическую и ортопедо-травматологическую помощь. Приезжали лечиться и оперироваться даже из Калининской и Архангельской областей.
Детская хирургия - особая область. Организм ребенка отличается от взрослого, и болезни протекают по своим законам. Врачам приходится обращаться не только с маленьким пациентом, который часто даже не может рассказать, что у него болит, но и с перепуганными родителями. Кроме того, существовали технические трудности. Не хватало инструментария для обследования, оперативного лечения, дачи наркоза, соответствующего возрастным особенностям. Но это были все преходящие трудности. Выхоженный, выздоровевший ребенок становился для всех праздником.
Случались, правда, и курьезы.
- Однажды дети поспорили: кто быстрее съест стакан семечек. Победил тот, кто глотал их неочищенными. Все семечки у него оказались в прямой кишке, впились острыми концами в слизистую. Пришлось вручную их удалять.
Как-то мальчик пяти лет упал в яму, в которую сливали гудрон. Привезли в приемный покой «негритенка». К счастью, гудрон удаляется бензином. Шоферы больничной машины отлили пол-литра бензина, и мы по частям начали удалять черную смазку. Чтобы не было отравления бензином, приходилось периодически купать ребенка в ванне. Для всех было счастьем, когда отмыли последний участок кожи.
Или вот был случай: я, вызванная в приемный покой, увидела подростка лет двенадцати с торчащим из черепа в лобной области дулом самострела. Провели экстренную операцию: трепанацию черепа, удаление металлической трубки. Пора-жало большое количество поврежденной мозговой ткани, которая вытекала из раны. Операция прошла благополучно, и ребенок выздоровел. Нас беспокоил только прогноз. Через много лет молодой человек поступил в больницу, и его узнали по анамнезу. Оказалось, что он женат и имеет двоих детей. Дефект мозга не отразился ни на психике, ни на физическом развитии.
Позже Рената Александровна перешла хирургом в детскую поликлинику. Воен-ное детство дало знать о себе болезнью сердца. Со временем прибавились де-журства по детской больнице и консультационная помощь. Большая работа велась по выявлению ортопедических и хирургических заболеваний при профилактических осмотрах в школах, детских коллективах и в родильном доме. При-ходилось читать много лекций. По достижении пенсионного возраста перешла работать в детский сад, который посещала внучка Катя.
- Великие Луки - это моя жизнь. Здесь Таня окончила школу с золотой медалью, а когда родился внук Ваня, я ушла на пенсию и переехала в Пущино. С этого времени живу на два дома, они оба мне очень дороги.
Великий хирург Сергей Юдин писал: «Все виды ремесел требуют особых навыков, но ни в одной отрасли человеческой деятельности не соединяется столько различных специальных свойств, как в хирургии. Тут нужны четкость и быстрота пальцев скрипача и пианиста, верность глазомера и зоркость охотника, способность различать малейшие нюансы цвета и оттенков, как у лучших художников… тщательность кружевниц и вышивальщиц… умение шить и завязывать узлы двумя-тремя пальцами вслепую…»
И Рената Александровна с детских лет вышивала, вязала, шила, позже освоила технику макраме и продолжает заниматься различными рукоделиями. Ее изделия украшают стены квартиры: здесь и большие экзотические маски, и знаки Зодиака, и миниатюры с цветами и листьями, и кашпо, и панно с ложками, собранными со всех уголков России.
В комнате Ренаты Александровны много портретов, среди которых портрет двоюродного брата народного артиста России Анатолия Ромашина. Удалось поговорить с его братом, Владимиром Владимирови-чем Ромашиным, уже почти пять лет отработавшим в Ленинградской камерной филармонии.
- К Ренате в Пущино я езжу чаще, чем к сыну в Латвию, и ближе человека у меня нет. Она всегда придет на помощь. Без сестры мне трудно представить свою жизнь.
Когда мне исполнилось 19 лет, я заболел туберкулезом. Она тогда училась в ординатуре в Ленинграде и путем институтских знакомств устроила меня к лучшему фтизиатру города. Я не только лечился, но и ухитрялся сдавать вступительные экзамены в консерваторию. Мама приносила мне одежду, я переодевался в больничном садике, сдавал экзамен и снова облачался в пижаму…
Когда не стало моих близких, Рената заменила их: она мне брат и сестра, мать и друг. Интересный и всесторонний собеседник, мы обсуждаем различные темы: от политики до любви…
Как-то поздно ночью раздался телефонный звонок:
- Вова, здравствуй…
- Кто это? - удивился я.
- Это Рената. Поздравляю тебя с победой «Зенита»…
Вы представляете, она, зная, что я болельщик, поздравила с победой питерской футбольной команды. Такими и должны быть отношения у родных людей…
Увлечения Ренаты Александровны многочисленны. Домашнее хозяйство занимает много времени, но не поглощает его полностью. Пополняется многолетняя газетная энциклопедия - вырезки, посвященные искусству, литературе, истории, рассортированные по темам. Ее воспоминания внесли вклад в краеведческие исследования Парфеньева и опубликованы в местной газете, а записи о развитии медицины в Великих Луках представлены в городском медицинском музее. В этом году Рената Александровна предприняла новое дело - оказала помощь внуку в проведении занятий в Зимней пущинской школе. «Яблоко в литературе и искусстве» и «История Янтарной комнаты» настолько понравились детям, что они трогательно написали внуку Ване: «Спасибо за то, что познакомил с такой замечательной бабушкой!» К следующей Зимней школе Рената Александровна готовит цикл лекций по теме «Медицина вокруг нас».
Внучка Катя на шестидесятипятилетний юбилей посвятила своей деятельной бабушке стихотворение:
Бабушка наша всегда молодая,
Ходит на лыжах, картошку копает,
Трудится целыми днями как пчелка,
Вечно в руках то игла, то метелка.
Если есть время, то книжки читает,
Много всего интересного знает,
Смотрит за внуками, варит и шьет,
Дружит с работой она круглый год.
Рената Александровна продолжает полноценно жить, оберегать свою семью, помогать людям и творить…

Светлана Колесникова

P.S. Данная статья была опубликована в газете «Пущинская Среда» 6 августа 2008 года (заголовок редакции). Ее нам передала Вера Петровна Потапенкова, которая на протяжении многих лет поддерживает дружеские отношения с Ренатой Александровной. А поводом послужило желание Р.А. Кулаковской приобрести книгу «Наш святой земляк – Патриарх Тихон – чистое сердце Русской Православной Церкви», о выходе которой она узнала из объявления на нашем сайте. Вот так! В свои 88 лет уважаемая Рената Александровна Кулаковская не отстает от жизни и просматривает в Интернете новости нашего города.

Создано: 07.03.2017 07:50

Комментарии  

 
+2 #3 Людмила Елисеева 11.03.2017 17:28
В начале 70-х училась в медицинском на фельдшерском отделении и помню Ренату Александровну как очень умного рассудительного человека с большим опытом и интересным рассказчиком.Вс е девчонки влюблены были в неё,на любой вопрос знала ответ.Здоровья ей и всей семье.
 
 
+5 #2 Великолучанка 07.03.2017 17:17
Согласна!Достой на награды!!!Врач от Бога.
Здоровья, долголетия и всех благ Ренате Александровне!! !
 
 
+6 #1 В.П. 07.03.2017 12:23
Здравствуйте!
Отличная статья про интересного человека
и её семью!
20 лет проработать детским хирургом
в Великих Луках - это подвиг!
Наградить бы Ренату Александровну за это орденом или медалью "850 лет Великим Лукам"! ДОСТОЙНА!!!
Кстати, моя мама родилась на два года раньше, в 1927 году, у её старших сестёр были имена Нина и Валя, а вот маму назвали Ренатой.
Все они также трудились в медицине.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика