АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

«Наркомовские 100 грамм»

 

Мой дедушка, когда был жив, особо не любил рассказывать о том, как он воевал в Великую Отечественную войну и за что ему давали фронтовые награды. Для него это были слишком тяжелые воспоминания, но когда все-таки он откровенничал, то мог поведать то, о чем говорить не принято, потому что на войне бывало всякое…
Упоминал он и о наркомовских 100 граммах, которые выдавались в особых случаях. А тут на глаза попалась более обширная информация, свидетельствующая об употреблении спиртных напитков солдатами для достижения того или иного эффекта в бою.
Известно, что первым в России алкоголь солдатам распорядился выдавать император Петр I. Тогда это называлось «хлебное вино». Суть была в том, что во время похода воины периодически пи-ли вино, офицеры же, по желанию, могли заменить его коньяком. В зависимости от тяжести похода эту норму могли увеличивать или уменьшать. С этим все обстояло довольно строго. Так, интенданта, который своевременно не позаботился о снабжении части алкоголем, могли даже лишить головы. Считалось, что это подрывает боевой дух войска.
Традицию подхватили многие русские цари и императоры, при этом она много раз изменялась и дополнялась. При Николае I, например, вино выдавали караульным частям в крепостях и городах. При этом строевые чины получали три порции в неделю, нестроевые - две. В походах пили водку, которую предварительно разбавляли водой и заедали сухарями. Офицерам же было принято выдавать чай с ромом. Зимой были более актуальны сбитень и вино.
Немного иначе было на флоте. Здесь матросу обязательно выдавали чарку, то есть 125 граммов водки в день, но за проступки моряк лишался этой возможности. За заслуги, наоборот, выдавали двойную или тройную дозу.

В Советской Армии

История появления алкогольной нормы в Советской Армии, которую называли «наркомовские 100 грамм», берет начало от наркома (Народного комиссара) военных и морских дел СССР Климента Ворошилова. Во время Финской войны он попросил Сталина разрешить выдачу войскам спиртного с целью согревания личного состава в лютые морозы. Действительно, тогда температуры на Карельском перешейке достигали 40 градусов мороза. Также нарком утверждал, что этим можно поднять боевой дух армии. И Сталин согласился. С 1940 года алкоголь стал поступать в войска. Перед боем солдат пил 100 граммов водки и заедал ее 50 граммами сала. Танкистам тогда полагалась удвоенная норма, а летчикам вообще выдавали коньяк. Поскольку это вызвало одобрение среди солдат, то норму стали называть «ворошиловской».
Во время Великой Отечественной войны официальный «день рождения наркомовских» 22 июня 1941 года. Именно в первый день войны Сталин подписал приказ № 562, который разрешал выдачу перед сражением солдатам спиртного - по полстакана водки на одного человека крепостью 40 градусов. Это касалось тех, кто находился непосредственно на передовой. То же самое полагалось и летчикам, выполняющим боевые вылеты, а также летно-обслуживающему составу аэродромов и инженерам с техниками. Ответственным за выполнение приказа Верховного был нарком пищевой промышленности А. И. Микоян. Тогда-то впервые и прозвучало название «наркомовские 100 грамм».
Среди обязательных условий было распределение напитка командующими фронтами. Естественно, летом такая потребность отпадала, а зимой, весной и осенью норма была актуальна. С июня 1942 года спиртное планировалось выдавать только в тех частях, которые добились успеха в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Сталин решил, что выдавать водку можно только частям, ведущим наступательные действия. Остальные же могли видеть ее разве что по праздникам.
По воспоминаниям очевидцев
И все же эта норма существовала не везде. В некоторых частях, например, она выдавалась только на бумаге, на деле же никакой раздачи алкоголя не было. Другие же, наоборот, свидетельствуют, что это практиковалось, причем массово, особенно на передней линии фронта. В общем, воспоминания фронтовиков на эту тему очень противоречивы.
Федор Ильченко, арестовавший фельдмаршала Паулюса, во время Сталинградской битвы был в звании старшего лейтенанта. Он вспоминал: «Без спиртного невозможно было победить… мороз. Фронтовые 100 граммов стали дороже снарядов и спасали солдат от обморожения, так как многие ночи они проводили в чистом поле на голой земле…».
Совсем иные воспоминания у Дмитрия Вонлярского, воевавшего в разведке морской пехоты: «На фронте перед атакой иногда давали сто граммов, а у нас в батальоне было очень строго. Считаю, что в боевой обстановке алкоголь «для храбрости» недопустим. Если ты трус, то напейся не напейся - все равно им останешься. А если ты мужчина, то будешь им в любой обстановке…».
Негативно отзывался о роли спиртного на фронте и режиссер Петр Тодоровский. На войне он был командиром взвода. «Конечно, перед боем ходили и раздавали бойцам водочку. Для храбрости, как полагается. На передовой по-являлся бак со спиртом, и кому сто грамм, а кому сто пятьдесят. Те бойцы, кто постарше, не пили. Молодые и не-обстрелянные пили. Они-то в первую очередь и погибали. «Старики» знали, что от водки добра ждать не приходится».
Генерал армии Николай Лященко вспоминал: «Восторженные поэты наз-вали эти предательские сто граммов «боевыми». Большего кощунства трудно измыслить. Ведь водка объективно снижала боеспособность Красной Армии».
Отрицательно отзывался о «наркомовских 100 граммах» и Григорий Чух-рай: «Нам в десанте давали эти пресловутые «сто грамм», но я их не пил, а отдавал своим друзьям. Однажды в самом начале войны мы крепко выпили, и из-за этого были большие потери. Тогда я и дал себе зарок не пить до конца войны».
Конечно, утверждения о том, что Красная Армия одержала победу над фашистской Германией благодаря водке, можно считать мифом и вредным заблуждением. Пьяная армия небоеспособна по определению. Не случайно Георгий Жуков приказывал взрывать оставленные немцами цистерны со спиртом. Прошедший всю войну гвардии сержант Владимир Иванович Трунин вспоминал, что им, танкистам, запрещалось не только пить на фронте, но и курить - в танках стояли кассеты со снарядами, во время работы дизеля была опасность детонации от паров масляного бака, разогретого до 130 градусов. Водку же, как утверждает ветеран, давали только в стрелковых частях, и то не регулярно. Многие от водки отказывались либо меняли свою «сотку» на более необходимые в условиях войны вещи. Снабжение частей «горючим» в конце войны закончилось, однако многие ветераны так и не смогли отказаться от привычных 100 граммов. Так что истинное положение доподлинно не известно. Окончательно выдача нормы была упразднена в связи с разгромом нацистской Германии в 1945 году.
Из других же источников следует, что многие из высших командных или партийных чинов «проходили» через следственные дела как раз по факту чрезмерного употребления спиртного. Со-ответственно, и выдача, и употребление выпивки держались под строгим контролем. За пьянство в неположенное время могли запросто отправить в штрафбат, а то и вовсе расстрелять без суда и следствия, особенно в такое время, как война 1941-1945 годов.

В гитлеровской Германии

Упоминая об алкогольной норме в Красной Армии, следует также сказать, что Вермахт, против которого она сражалась, также не отличался особой трезвостью. У солдатского состава самым массовым спиртным напитком был шнапс, а офицеры пили шампанское, которое поставляли из Франции.
 Однако о количестве горячительного, принимаемого немцами, существуют разноречивые сведения. В самом начале войны, летом 1941 года, солдат Генрих Янзен пишет домой: «Живем мы хорошо, еда регулярная и приличная, получаем много курительного, на трех человек бутылочку водки, которую распиваем за здоровье нашего фюрера».
К апрелю 1942 года ситуация меняется. Пленный ефрейтор Едвент Кнель на допросе называет меньшую дозу: «На каждые полтора дня солдаты получают водку, по полбутылки на 7 человек». Другой солдат Армин Шейдербауер вспоминал, что в 1943 году шнапс выдавали только по воскресеньям. Неожиданное увеличение дозы шнапса солдат не радовало, поскольку это было признаком грядущего наступления и близости серьезных боев.
Немецкий пехотинец Бенно Цизер в своей книге воспоминаний «Дорога на Сталинград» описывает такой эпизод: «Полевая кухня прибыла ночью для раздачи пайков. Каждый получил по бутылке шнапса. Горький опыт научил нас не особенно радоваться такой щедрости: это было определенно плохим признаком. Нам не пришлось долго ждать: было приказано атаковать в шесть утра. Мы плохо спали в ту ночь».

Голь на выдумки хитра

Помимо «официальной» пайки спиртного, солдаты вермахта, как и любые солдаты любой армии мира, были весьма изобретательны по части добывания выпивки. Недавно прочитала, что офицер 132-й пехотной дивизии вермахта Готтлиб Бидерман, который начал свой боевой путь рядовым солдатом, вспоминал, что ротный фельдфебель-ин-тендант однажды привез в часть три бочонка сладкого крымского вина, и солдаты соорудили «винопровод» из куска шланга, протянув его в открытое окно помещения, где остановились на ночлег.
«Мы без помех всю ночь пили сладкое крымское вино в лучших традициях Петра Великого и императрицы Екатерины», - предавался он приятным воспоминаниям. Он же описывает, как все тот же ротный фельдфебель соорудил самогонный аппарат из разбитой русской полевой кухни: «Печь он переделал для нашего пользования и получал самогон с помощью сложного сплетения медных трубок и кусочков резиновых топливных шлангов, а загружал ее порциями картофеля и ревеня, подобранных нами в брошенных деревнях или захваченных в партизанских тайниках».
 Но в армии вермахта боевой дух солдат поднимали не одним лишь шнапсом. Так, чтобы поддерживать бодрость во время боевых действий, солдаты принимали медицинские препараты, такие, как, например, тот, который называли «танковым шоколадом» и продавали открыто, при этом солдаты часто просили родителей прислать им такого «шоколада».
Кстати, он оказывал длительное и сильное психостимулирующее действие на центральную нервную систему, уменьшал чувство усталости, вызывал прилив сил, снижал потребность в сне и подавлял аппетит. Исследователи утверждали, что именно под воздействием этого препарата немецкие солдаты разгромили Францию, Бельгию, Польшу, Голландию.
А еще в то время, по утверждениям ассоциации немецких медиков, опубликованным в «The Daily Mail», нацисты разрабатывали стимулятор на основе кокаина. Они тестировали его на заключенных в концлагерях, а к 1944 году стали выдавать солдатам на передовой. Вещество с кодовым названием испытывали на людях в лагере «Закзензаузен». Результаты испытаний впечатлили: истощенные заключенные, а некоторые из них весили не более 30 килограммов, без отдыха совершали маршброски более чем в 100 километров. На солдатах новые препараты тоже показали себя прекрасно. «Наркотики были истинным топливом блицкрига. Простые пехотинцы, матросы и летчики становились буквально роботами со сверхчеловеческими возможностями», – вспоминал позднее фармацевт Кемпер.
А наркотики немцам не помогли. В конце войны пристрастие к ним захватило все слои общества. Чем ближе была развязка, тем больше стимулирующих препаратов принимал Гитлер. Среди них были опиаты, кокаин. Он практически стал наркоманом.
Может, еще и поэтому гитлеровцы-фашисты проиграли Великую Отечественную войну?.. 

Галина КРАСНОВА

Создано: 13.07.2017 07:06

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика