АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Алёшин Виленин Александрович

 

Десятого января 2018 года исполнилось бы 90 лет со дня рождения ветерана труда Алёшина Виленина Александровича. Он не дожил до своего юбилея меньше месяца.
Виленин Александрович родился в 1928 году на Вологодчине. После окончания школы поступил в Горьковский сельскохозяйственный институт. В дальнейшем всю свою деятельность посвятил развитию сельского хозяйства. Трудовой путь он начал на Смоленщине от агронома МТС до директора совхоза. Защитив кандидатскую диссертацию на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук, возглавил Смоленскую опытную станцию, которой успешно руководил несколько лет. Затем в течение 25 лет работал в Великолукской государственной сельскохозяйственной академии доцентом кафедры организации и управления производством, где передавал студентам свой многолетний опыт руководителя. За свою плодотворную трудовую деятельность был награжден медалями ВДНХ, орденом «Знак почета», многочисленными грамотами и благодарностями.
Все эти годы рядом с ним шла его супруга, с которой они прожили 66 лет счастливой семейной жизни, воспитали двух дочерей, внуков и правнуков.
Уйдя на заслуженный отдых, Виленин Александрович занялся литературным творчеством. Он написал две книги воспоминаний: рассказы и очерки «Шаги по земле» и «Годы и жизнь».
В честь памяти Алешина Виленина Александровича мы печатаем отрывок из его книги «Годы и жизнь»…

Я - РУССКИЙ

Да, я русский, без каких-либо примесей, и горжусь этим. Во мне все исконно русское: я невысок, коренаст, круглолиц и русоволос, у меня спокойный, рассудительный и стойкий характер, ничего не делаю сгоряча, меня трудно вывести из равновесия, я трезво смотрю на все, происходящее вокруг меня, - и хорошее, и плохое.
А душа? Душа тоже русская, православная, другой быть не может. Раз ты русский, значит и душа твоя православная, от отцов, дедов и прадедов исходит. Я живу в ладу с самим собой и со своей совестью.
Мои предки веками пахали землю, сеяли и убирали хлеб, кормили себя и Россию. Во мне тоже крепко сидят крестьянские корни. Более сорока лет трудился я на благо нашей русской деревни, и, хотя сейчас живу в городе, душой и мыслями я там среди неказистых приземистых изб, простых, общительных, добродушных и доверчивых людей. До сих пор перед глазами встают колышущиеся ржаные поля, белоствольные березы, высокие стройные сосны. Тянут меня туда поросшие редким кустарником луга, запах свежескошенной травы, пологие холмы, неширокие спокойные речушки с берегами, покрытыми густо-зеленой ракитой.
Не стал я горожанином, не моя, оказалось, эта стихия. В городе жизнь беднее, однообразнее, скучнее. Асфальт и кирпич не вызывают тех эмоций, которые присущи сельскому жителю, постоянно общающемуся с живой природой. Признаюсь, недооценил я в свое время всего этого, совершил ошибку, покинув родные места. Теперь жалею.
Наши широкие необъятные просторы не сравнимы ни с какими другими местами, как бы привлекательны они ни были. Мне приходилось жить среди гор Кавказа. Чудесна, невыразимо красива его природа, многократно воспетая поэтами и писателями. Однако чужая она мне, непривычно тесно там русскому человеку, нет неоглядных горизонтов, небо кажется с овчинку, да и луна по ночам не светит так ярко, как у нас. Больше месяца не мог там прожить. Конечно, наша природа, не в пример южной, сурова к человеку, не балует своими дарами, не изнеживает, а, наоборот, закаляет и укрепляет его, делает выносливым к любым невзгодам, которых на Руси хватало и хватает. Таковы уж наши края, они дороги мне, несмотря ни на что, и «не нужен мне берег Турецкий, и Африка мне не нужна».
Моя русскость сказывается во всем образе жизни, даже в самом простом - в еде. Я люблю наваристые щи, черный хлеб, вареную, тушеную, жареную картошку, только что испеченные пышные с корочкой блины. Мне нравятся домашней засолки огурцы и грибы, я не могу без самим приготовленной квашеной капусты. Кухня не очень изысканная, простая, крестьянская, но зато здоровая и другой не признаю. Заморские деликатесы меня не прельщают, мой желудок их не требует, да скорее всего и не примет. Думаю, в этом я не одинок.
А вот что писал и тоже о еде А.Н. Энгельгардт в своей книге «Письма из деревни».
Во время Балканской войны интенданты русской армии закупали провиант у австрийцев. Через некоторое время солдаты погрустнели, повяли, почти поголовно стали страдать кишечно-желудочными заболеваниями и выходить из строя. Угрожала опасность поражения. Командование встревожилось, стали искать причину. Оказалось, солдат повсеместно кормили колбасой, приготовленной из гречневой крупы. Русские желудки, не привычные к такой пище, не приняли эту еду и приходили в расстройство. Армейские медики быстро нашли выход: срочно завезли квашеную капусту, и солдаты поправились, повеселели, обстановка выправилась. Вот это и есть русская натура, против которой никуда не попрешь. Мы - другие, и что бы ни судачили о нас злые языки, мы останемся самими собою.
Охотников же хулить нас, даже среди тех, кто живет в России, сейчас немало. Кое-кто из наших недругов нет-нет да и тявкнет:
- Русские ленивы, плохо работают.
А кто создал великую Российскую империю, могучий Советский Союз? Турки что ли? Не видели эти болтуны русского в работе. Говорят: русские долго запрягают, да быстро едут. Верно подмечено, а откуда это исходит?
Характер русского человека сложился в суровых природно-климатических условиях с долгой зимой и коротким летом. Это и обусловило ритм жизни русского человека. Попробуйте-ка на наших суглинках в холодное и дождливое лето посеять и убрать урожай, заготовить для скота кормов почти на целый год, запастись топливом и пережить снежную и морозную зиму. Далеко не всем такая ноша по плечу. А русский мужик, крестьянин ли, колхозник в поте лица и спины, не покладая рук, справлялся все это сделать вовремя и качественно. Если бы он плохо работал, не выжил бы, вымер, природа одолела бы его.
А кто нам строил новые фабрики, заводы, города, рабочие поселки? Нет, мы сами.
Наших великих русских ученых знает весь мир. Они оставили неизгладимый след в истории мирового прогресса. И так во всем: в литературе - Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Лев Толстой, Горький, Чехов. В музыке - Глинка, Чайковский, Бородин, Мусоргский, Римский-Корсаков, Глазунов, Свиридов, Рахманинов, Хренников. Всему миру известны картины Репина, Серова, Коровина, Шишкина, братьев Васнецовых, Кустодиева, Корина, Ильи Глазунова. А наш русский солдат чего стоит? Он остается до сих пор непобедимым, ни одна армия, ни польская, ни шведская, ни французская и немецкая, не смогли устоять перед ним.
Так что на любом поприще русский - неутомимый, умный, смекалистый труженик. Ну, а кто говорит о нем плохо, хотелось бы поглядеть, какую песню он бы запел, окажись в таких условиях. Так ведь, в оправдание скажут: «Это Ленин говорил».
Ленин имел в виду низкий уровень культуры у русского мужика, а откуда ему быть культурным, если тогда вся Россия была сплошь безграмотная. Спустя двадцать лет Ленин говорил бы по-другому. Уже мое послереволюционное поколение стало иным, образованным и культурным, оно не посрамило свое Отечество, обогатило его новыми достижениями, спасло мир от фашистской заразы, приумножило его славу.
Разве кто-нибудь может сказать, что Гагарин был плохой работник. Ни у кого такая мысль и в голову не придет. А взять хотя бы меня, простого русского человека из крестьян. Я - ветеран труда, орденоносец, кандидат наук, доцент. В наше время ордена, ученые степени и звания за деньги не покупали, надо было, образно говоря, «пахать» и глубоко «пахать», а не скользить по поверхности. Да и все мои знакомые, с кем приходилось работать, были добросовестными тружениками. На своем веку, а мне уже за восемьдесят, лодырей и никчемных работников не встречал. Не отрицаю, плохие работники есть, и не только у нас, но делать обобщения о целом народе по отдельным личностям не следует, неблагодарное это дело.
Иногда можно услышать и такую иронию: «Русские пьют, что от них ждать хорошего».
Ложь это, злые наветы ненавистников всего русского. Конечно, мы не святоши и не ханжи, можем и выпить, и даже крепко, особенно, если это праздник. А что разве немцы и французы не пьют? Или американцы и англичане - трезвенники? Пьют, да еще как. Верно, пьют они слабое вино и рюмочками. Русскому это, что слону дробина, их винцо нам не по климату, южный это напиток. Ну-ка попробуйте зимой, в стужу после целого дня работы на морозе отогреться этим морсом – не получится. А вот когда выпьешь стакан водки и хорошо закусишь, тогда и тело и душа потеплеют, можно и снова на мороз – жизнью проверено. Разве это пьянство? Русский пьет больше для сугрева да веселья.
Русский человек мирской, общинный, по своей природе глубоко нравственный и миролюбивый, агрессивность ему не присуща. Русские сами никогда не начинали войн, они вынужденно оборонялись от татар, шведов, литовцев, поляков, немцев, турок. Японцы тоже не давали покоя. И какого бы врага ни отражали, русские всегда выходили победителями. Уж на что были сильны Наполеон и Гитлер, а сломали их мы - русские. Есть ли еще такой народ на свете? Вот тебе плохой работник и пьяница. Великая сила и мощь русского народа в соборности. «На миру и смерть красна»,- так говорили наши достойные предки.
Я родился, рос и жил в Советской стране, учился в нормальной школе, получил высшее образование, добросовестно трудился на пользу государства и народа там, где был нужен. Я - патриот своей Родины, интернационалист, меня никто не может обвинить в национализме, тем более в шовинизме и антисемитизме. Для меня люди всех наций равны.
В детстве я дружил с еврейским мальчиком с громкой фамилией Звезда. Он пробудил во мне интерес к музыке, учил играть на различных музыкальных инструментах. Я очень ему благодарен и помню его до сих пор. Позднее у меня был школьный друг Джан из порядочной немецкой семьи. Я часто бывал у них, и каждый раз поражался идеальной чистоте и порядку в их доме. При мне они говорили только порусски, не желая ставить меня в неловкое положение.
В школе, где я учился, уроки немецкого языка вел Ян Карлович Гулнах, уже немолодой немец. Иногда на уроки он приносил скрипку и в перерывах мы наслаждались его музыкой. Он руководил и духовым оркестром в клубе поселка. В летнее время жители поселка слушали с эстрады в его исполнении вальсы Штрауса, Дунаевского, русские песни и марши. На танцевальную площадку приходили семьями. Прекрасное было время. Немцы в поселке пользовались большим уважением, они были отличными работниками на стекольном заводе. Россию считали своей Родиной, а когда началась война, вместе с русскими шли на фронт и гибли на полях сражений с фашистами. Мои старшие товарищи Виля Фишер и Саша Ауверт, лучшие футболисты местной команды, добровольцами ушли на фронт в первые дни войны. Спустя сорок лет я побывал в тех местах, среди жителей поселка немцев уже не было, многие не вернулись с фронта, пожилые поумирали. Однако память о них сохранилась: перед зданием конторы завода установлена памятная доска с фамилиями погибших во время войны и русских, и немцев. В этом списке я нашел имена Вили Фишера и Саши Ауверта. Вечная им память.
За свою долгую трудовую жизнь мне пришлось работать с представителями разных национальностей. Рядом были грузины, татары, евреи, латыши, чуваши, всех трудно перечислить! У нас никогда не возникало разногласий на национальной почве, в голову такое никому не приходило. Все были одинаковы. Нас объединяло стремление хорошо выполнить порученную работу. Утверждаю, в СССР была дружба народов. Нас сплачивал и роднил русский язык, в нас крепко сидел, как теперь говорят, менталитет советского человека, высоко духовный и нравственный. Страна жила без бедных и богатых, без батраков и хозяев. Мы были свободными людьми, нас никто не угнетал, не пугала безработица и нищета.
Вот такие мы есть, и нас не переделаешь. Да, нас не переделаешь ни на американский, ни на немецкий, ни на французский манер, мы самобытны, на том стояли и стоять будем.



Создано: 10.01.2018 07:17

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика