АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Как вымогают деньги у потребителей электроэнергии (Продолжение)

 

Так как условия и правила функционирования оптового рынка электроэнергии, прописанные в законе «Об электроэнергетике», целиком и полностью противоречили статье 6 прежнего закона «О конкуренции…», а сейчас противоречат нормам сменившего его закона «О защите конкуренции…», то нельзя было перекраивать РАО «ЕЭС» на рыночный лад и с точки зрения антимонопольного законодательства.

Так, согласно п. 1 ст. 32 закона «Об электроэнергетике» «на оптовом рынке действует организованная система договоров между субъектами оптового рынка, определяющая основные условия деятельности соответствующих субъектов и условия продажи электрической энергии…».

Принципы такой «организованности» - подача заявок спроса и предложений и установление «равновесной», то есть монопольно высокой цены для всех продавцов и покупателей, - описаны выше. Но законом «О конкуренции…» запрещалось «заключение договора, иной сделки, соглашения или осуществление согласованных действий хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара, которые приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на аукционах и торгах, разделу рынка по объему продаж или закупок, ограничению доступа на рынок хозяйствующих субъектов, недопущению, ограничению или устранению конкуренции, ущемлению интересов каких-то хозяйствующих субъектов на этом рынке».
Так что «организованная система договоров между субъектами оптового рынка», иначе говоря, сговор, и наличие трех очередей по приоритетности продаж электро-энергии приводят к нарушению всех антимонопольных условий и предыдущего, и нового антимонопольного закона. Поэтому для принятия закона “Об электроэнергетике” требовалось прежде отменить действовавший тогда Федеральный закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Последний целиком «противоречил» главе 6 закона «Об электроэнергетике», в которой регламентирована деятельность оптового рынка электроэнергии и его субъектов, то есть основа затеянного реформирования. Эта деятельность, как показано выше, организованно направляется на сговор генерирующих компаний и перепродавцов с целью установления монопольно высоких цен, а также на дискриминацию потребителей электроэнергии для вымогательства у них денег. Напомню, в качестве одной из целей реформирования электро-энергетики декларировалось создание именно конкурентного рынка электроэнергии, что невозможно в принципе.
Ликвидация прежнего организационного и технологического единства ЕЭС и появление множества независимых собственников, завладевших объектами прежней системы, привели к существенной потере управляемости энергоснабжением, что неизбежно породило рост аварийных отключений потребителей электроэнергии. О потере управляемости наглядно свидетельствуют, в частности, массовые обрывы линий электропередачи и согнутые металлические опоры, на которых они закреплены, катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, авария в 2005 году в московском регионе и др.
Можно утверждать, что никакого конкурентного рынка электроэнергии «реформаторы» создавать не собирались, так как такое просто невозможно в принципе. Поэтому я очень удивился, узнав недавно, что постановлением Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2004 года Михаилу Абызову, бывшему заместителю Анатолия Чубайса и «серому кардиналу» РАО «ЕЭС», как руководителю работы, с группой сотрудников была присуждена правительственная премия 2003 года в области науки и техники «за разработку и внедрение научных основ управления федеральным оптовым рынком электроэнергии (мощности)».
Получается, премию присудили фактически за развал технологического и организационного единства Единой энергосистемы страны, в которой федеральный оптовый рынок электроэнергии и мощности - фикция, так как потребителей в качестве покупателей там почти нет, а в розничной продаже электроэнергии с них взимают громадные поборы. Поэтому работу, за которую Абызову со товарищи дали правительственную премию, следовало бы на самом деле назвать «Разработка и внедрение методов масштабного вымогательства денег у потребителей электроэнергии».
Так что премию Правительства РФ Михаилу Абызову присудили за имитацию реформы, которой прикрывался масштабный обман государства и общества, осуществленный в сговоре с некоторыми правительственными чиновниками. Любопытно, чем руководствовались эксперты, которые дали положительные заключения о научной и практической значимости осуществленных под руководством Абызова «разработки и внедрения научных основ управления федеральным оптовым рынком электроэнергии (мощности)»? Ведь в 2003 году этот «рынок» еще не работал, и поэтому практических результатов, подтверждавших эффективность «разработки и внедрения научных основ…», просто не было. Заработал он в его нынешнем виде после 2007 года.
Как ни абсурдно, но «научные» достижения Абызова, за которые он получил премию Правительства РФ, защищены противоправным, антиконституционным законодательным актом «Об электроэнергетике». Согласно ст. 71 Конституции РФ федеральные энергосистемы находятся в ведении Российской Федерации. Но законом «Об электроэнергетике» они были изъяты из федерального ведения, а также ликвидирована прежняя оптимизация перетоков электроэнергии между регионами страны по критериям минимизации общесистемных затрат и заменена получением максимума этой прибыли за счет роста цен на электроэнергию. Вся «наука» Абызова свелась при этом к написанию программы для ЭВМ, предназначенной для максимального взимания поборов с потребителей электроэнергии и получения сверхприбылей.
Сегодня, спустя 10 лет после присуждения упомянутой правительственной премии, судя по тому, что творится с ценами на электроэнергию, можно утверждать: эксперты, столь высоко оценившие «научный» вклад Абызова в электроэнергетику, были либо некомпетентны, либо их прикупили. Среди них значилось и не-
сколько академиков РАН. Известно, что руководимые ими институты получали большие заказы от РАО «ЕЭС».
Новации Чубайса и Абызова рождались не на пустом месте. Они явились над-стройкой над комплексом других, до того внедренных способов вымогательства денег у потребителей электроэнергии.

Перекрестное вымогательство денег у населения

Как известно, промышленная продукция никому не нужна, если она не востребована в производстве потребительской продукции. Поэтому в ценах отечественных потребительских товаров и услуг концентрируются абсолютно все затраты на их производство, включая добычу необходимых природных ископаемых, приобретение различных ресурсов, технологического оборудования и т.д. Эти затраты вместе со всеми взимаемыми с предприятий налогами (кроме экспортных) и их прибылью в конце концов оплачивает население страны, приобретая «ширпотреб». Так что и за всю потребляемую в стране электроэнергию, кроме той, которая используется в производстве экспортной продукции, в итоге тоже расплачивается население, приобретая потребительские товары и услуги. И существенные непроизводственные затраты энергокомпаний на содержание спортивных команд и прессы, и накопленная прибыль, из которой выплачиваются дивиденды по акциям, все из его карманов.
Уже много лет, якобы в интересах населения, используется так называемое пере-крестное субсидирование, при котором тарифы и цены на электроэнергию промышленным предприятиям устанавливают, в зависимости от региона на 20-30% выше, чем для жилищной сферы и граждан. Субсидия - это безвозмездное денежное или материальное пособие, выплачиваемое, в частности, малоимущим. Но население при так называемом перекрестном субсидировании никаких пособий не получает. На-
оборот, с него взимают еще и дополнительный налог. Дело в том, что предприятия, оплачивая электроэнергию по более высоким ценам, закладывают эти затраты в цены своей продукции. На возросшую при этом стоимость продукции увеличивается также в абсолютном исчислении НДС. Население, приобретая потребительские товары и услуги, возвращает всем предприятиям их затраты, которые сконцентрировались в конечной цене «ширпотреба», в том числе и «перекрестную субсидию», которая оказывается навязанным кредитом. Но при этом население выплачивает почему-то государству еще и проценты за этот кредит в виде НДС, сейчас в размере 18%, в прежние годы - больше. При этом за счет скрытых поборов с населения возросли доходы бюджета, что и являлось целью «перекрестного субсидирования».
К примеру, в 2004 году предприятия выплатили населению «субсидии» в размере примерно 40 млрд рублей. Возвратив их благодетелям поневоле, население заплатило еще и в казну за навязанную ему помощь около 10 млрд рублей НДС, фактически дополнительного налога на кредит, не предусмотренного Налоговым кодексом РФ. Сегодня, по оценкам, подобным образом вымогается в год порядка 300 млрд рублей.
Все сказанное относится и к инвестиционной компоненте в тарифе на электроэнергию. До «реформы» она составляла примерно 12%, а сегодня в конечной цене электроэнергии она значительно больше. Однако усилиями Анатолия Чубайса в бытность его первым вице-премьером и министром финансов инвесткомпонента была причислена к прибыли. Это позволило тратить целевые средства на что угодно, а государству - облагать такую «прибыль» налогами в интересах чиновников, которые поэтому, как отмечалось, и пробивали столь рьяно «реформу» электроэнергетики.
С потребителей в тарифе и цене взимают еще амортизационные отчисления, которые в последние годы ускорились и возросли. Таким образом, оплачивая создание у энергокомпаний новых основных фондов, потребителей заставляют оплачивать и их износ. К примеру, в 2004 году, согласно отчетности РАО «ЕЭС», балансовая прибыль энергохолдинга превысила 80 млрд рублей, налога с нее заплатили почти 20,1 млрд рублей, инвестиционная компонента, включая абонентную плату, собранная при продаже электроэнергии, составила примерно 60 млрд рублей, из них 30 млрд были отнесены к прибыли, а амортизационных отчислений собрали почти 70 млрд рублей. Получается, на инвестиции должны были затратить 160 млрд, а израсходовали лишь около 84 млрд рублей.
Из-за попустительства госорганов, регулирующих тарифы, подобное происходило из года в год, вследствие чего в энергохолдинге нарастала нераспределенная прибыль. На конец 2004 года она достигла 462,47 млрд рублей. Акционерам выплатили дивидендов на сумму около 5 млрд рублей. Таким образом, инвестиционные средства, взимаемые в конечном итоге с населения страны, оборачиваются для него тоже перекрестным вымогательством: эти деньги прежде присваивались РАО «ЕЭС», теперь - многочисленными энерго-компаниями и посредниками при них, а государство также получает при этом определенную налоговую мзду. Сегодня за счет инвестиционной компоненты субъекты энергорынка, как показано ниже, наживаются гораздо больше.
Можно утверждать, что население тем самым облагается, как и при «перекрестном субсидировании», дополнительным, явно противоправным перекрестным налогом. Противоправным, так как на средства населения создается имущество, которое присваивается акционерами энергокомпаний. Тут наблюдается аналогия с дольщиками-соинвесторами, вложившими деньги в строительство жилья и обманутыми строительными фирмами.
Большая часть средств, собираемых в виде инвестиционной компоненты и амортизационных отчислений на воспроизводство основных фондов электроэнергетики, бесконтрольно использовалась прежде в РАО «ЕЭС» и теперь используется не по назначению. Вместе с тем отсутствует стратегия сбалансированного развития отрасли. В результате в стране нарастает износ основных фондов в электро-снабжении, достигший 50-75%.

Оброк по четырехставочному тарифу

Сегодня, помимо упомянутых выше поборов, потребители платят оброк по четырехставочному тарифу: за электрическую мощность, за электроэнергию, ее передачу и сбор оплаты за ее потребление. Одним из принципиальных преимуществ бассейновой структуры ЕЭС с перетоками электроэнергии является, как отмечалось, эффективное обеспечение пиковых нагрузок в системе. Если какое-либо предприятие имеет собственную электростанцию, ее мощность должна соответствовать максимально возможной нагрузке. Пусть даже этот максимум возникает один раз в сутки и на одну минуту. Но для его обеспечения необходимо все время держать оборудование станции «под парами», как котел паровоза при временной остановке поезда. На большинстве машиностроительных заводов отношение пиковой нагрузки к средневзвешенной суточной мощности составляет от 1,5 до 2. Поэтому при автономном электроснабжении предприятий в стране пришлось бы иметь гораздо больше генерирующих мощностей, примерно около половины которых держали бы «под парами». Это стоило бы громадных денег. К такой «новой» электрификации из-за безудержного роста цен на электроэнергию и толкают страну «реформаторы».
Когда же все потребители питаются электроэнергией из общего бассейна, «под парами», в ожидании результирующей пиковой нагрузки, приходится держать генерирующую мощность значительно меньшую по отношению к среднесуточной, чем это необходимо, допустим, на машино-
строительном предприятии с собственным источником электроэнергии. Дело в том, что пики нагрузок, возникающие у потребителей, далеко не всегда совпадают по времени. Поэтому требуемая резервная мощность электростанций в бассейне для покрытия пиков нагрузки оказывается общей, используемой поочередно, и, следовательно, много меньшей.
Кратковременные результирующие отклонения нагрузки от среднего значения в ЕЭС не превышают 15-20%, и они весьма оперативно «гасятся» регулированием мощности гидроэлектростанций. Как отмечалось, неизменную часть графика нагрузок в системе обеспечивают АЭС и мощные тепловые станции. Что касается изменяющейся части графика (пиков и полупиков), то для содержания «под парами» необходимого «горячего» резерва генерирующих мощностей предприятиям промышленности и транспорта установлен тариф на мощность. При этом их заставляют заявлять и оплачивать весь год пиковое значение мощности, если даже это значение востребуется всего лишь на минуту, а все остальное время года нагрузка будет много меньшей. Заставляя предприятия весь год оплачивать мощность по относительно непродолжительному максимуму своей нагрузки, их уже тем самым вынуждают значительно переплачивать за электроэнергию. При превышении заявленного максимума взимают штраф. Если же пик нагрузки окажется меньше заявленного значения, деньги предприятию не возвращают.
Так как пики и полупики отдельных потребителей зачастую не совпадают во времени, резервная мощность ими используется поочередно и оказывается для них общей. Казалось бы, и тариф за мощность надо устанавливать с учетом ее общего системного резервирования для обеспечения усредненных пиков нагрузки потребителей. Причем для уменьшения цены за киловатт делать это надо в границах окружных бассейнов, учитывая все электростанции на их территориях, которых больше, чем в отдельных регионах и точках ценообразования.
Однако плату с каждого промышленного потребителя сейчас берут такую, как будто заявленную им мощность, когда она им не востребуется, больше никто не использует. Конечно же, это не так. Вот и получается, что за одну и ту же мощность с потребителей, которые востребуют ее поочередно, взимают деньги не пропорционально времени использования, а с каждого за всю эту мощность целиком. В результате при поочередном потреблении одного и того же киловатта многими пользователями с них взимают за него плату, многократно превышающую установленную по тарифу.
Свободный оптовый рынок электроэнергии и мощности функционирует на территории страны, разделенной на две зоны со свободными ценами. Первая ценовая зона включает в себя европейскую часть России и Урал, вторая - Сибирь.
Такое разделение объясняется «реформаторами» рядом причин и, прежде всего, различиями при планировании закупок и отборе поставщиков электроэнергии, по-скольку состав генерирующего оборудования в ценовых зонах отличается и существуют сетевые ограничения для перетоков мощности из одной зоны в другую.
В зонах, охватывающих Дальний Восток, Республику Коми, Архангельскую и Калининградскую области, сохраняются регулируемые цены, поскольку там не «смогли» сформировать конкурентную среду при монопольном положении отдельных участников и наличии ограничений на перетоки электроэнергии между «свободными» и «регулируемыми» зонами из-за слабых по мощности сетевых связей.
Оптовый рынок опекается Некоммерческим партнерством «Совет рынка», которому подчинено ОАО «Администратор торговой системы» (АТС). Энергосбытовые компании и некоторые крупные потребители общим количеством около 300 являются членами партнерства. Они заключают также договора на передачу и распределение электроэнергии.
Попробуем примерно оценить, сколько в 2011-м и 2012 году переплатили за электроэнергию ее потребители. Расчеты сделаем сначала на основе данных федеральных органов исполнительной власти, а затем по отчетным данным субъектов рынка - АТС и сетевых компаний. Расчеты за электроэнергию на оптовом рынке, где почти отсутствуют потребители, а делами заправляют много-численные перекупщики, довольно запутаны, разобраться в которых очень сложно, а зачастую невозможно. То же относится к расчетам при передаче электроэнергии и ее реализации перекупщиками в розницу. В отличие от сетевых компаний и АТС - оператора оптового рынка, сводного финансового отчета о деятельности энергосбытовых компаний отыскать не удалось.
Большую путаницу в оценку и анализ производства и потребления электроэнергии вносят федеральные органы власти - Росстат, Минэнерго и Федеральная служба по тарифам (ФСТ), официальные данные которых об одних и тех же показателях нередко разнятся между собой, и зачастую являются ошибочными. При этом не унифицирована терминология, и используемые термины большей частью не поясняются, что тоже вносит большую путаницу. А в последние годы статистические показатели производства, передачи и распределения электроэнергии публикуются в сумме с этими же показателями для воды и газа как одно целое, что явно абсурдно, еще больше затрудняя анализ и контроль в сфере электроснабжения. Складывается впечатление, что либо сделано все это умышленно, так как в «мутной воде легче рыбку ловить», либо является следствием некомпетентности и бездеятельности чиновников Минэнерго, которым поручен контроль за сферой электроснабжения. Поэтому приведенные ниже расчетные оценки показателей из-за указанных причин не могут претендовать на абсолютную достоверность, а отражают тенденции деградации управляемости электроснабжением и нарастающего хаоса в отрасли.

(Продолжение следует)

М. Гельман
za-nauku.ru

Создано: 17.02.2014 05:58

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика