АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Рэп по-сирийски


Определенно, уроки Афганистана для всех пошли впрок. И для государства, и для общества. И те, и другие

поняли, что в тупом замалчивании какой-либо темы ни проку, ни мало-мальского ума нет. 

Поэтому вопроса помощи официальному Дамаску нынешняя Россия уже не только не стыдится, но ведет свою линию достаточно откровенно. Даже жертвы среди российских военнослужащих признаются, что называется, онлайн, без длительной цензуры.
Так, 23 октября в Казани хоронили подполковника Рафаэля Хамидуллина, убитого миной 21 сентября у Дейр-эз-Зора.
Сороковым и сорок первым погибшими в Сирии Минобороны признало наших летчиков бомбардировщика Су-24М. 10 октября их боевая машина выкатилась с взлетно-посадочной полосы авиабазы Хмеймим на скорости 400 км/час, при этом сломалась передняя стойка шасси и от удара самолет загорелся. 
Всё решило буквально несколько секунд. Командир Юрий Медведков и штурман Юрий Копылов физически не успели катапультироваться.

Почему не произошло взлета? Почему бомбардировщик гнал по полосе, не взлетая? Ответы на эти вопросы пока впереди. Скорее всего, речь может идти о неисправности каких-то приборов, поскольку капитаны Медведков и Копылов были летчиками опытными, и утренний боевой вылет являлся для них привычным занятием.

По данным Минобороны, только с утра 9-го и по 10 октября наша авиация нанесла по боевикам запрещенных группировок террористов 182 удара. Так что о недостатке летной практики в Сирии, в любом случае, говорить не приходится.

Вместе с тем, признавая официальные потери в Сирии, всё чаще на поверхность вылезает неудобная для многих правда о воющих там же добровольцах. Агентство «Рейтер», например, озвучило цифру в 131 гражданина России, не являющегося военнослужащими, которые погибли в Сирии с января по сентябрь 2017 года. 131-м агентство назвало Сергея Поддубного, 36-летнего жителя  Краснодарского края, который скончался 28 сентября в городе Тиас от «обугливания тела». 

Вообще, сентябрь-октябрь стали своего рода переломным пунктом в общественном сознании. Когда информация «Рейтера» только вломилась в открытую дверь.
Первой серьезной встряской стал ролик с двумя плененными запрещенной в России группировкой ИГИЛ русскими, которые на русском же языке сообщили, что являются военнослужащими РФ. Минобороны сохранило обет молчания. Только Мария Захарова от лица МИДа 4 октября предельно осторожно обмолвилась:
«На данный момент министерство иностранных дел России совместно с другими российскими ведомствами и нашими зарубежными коллегами в регионе уже ведет работу по установлению их гражданства и возможного местонахождения. Выясняются причины нахождения этих людей на территории Сирии и обстоятельства похищения» (РИА «Новости»).

Право, лучше бы и МИД промолчал, чем так откровенно и неуклюже наводить тень на плетень. Фактически отказываясь от наших добровольцев, которые тут же были опознаны их товарищами в России.

 Во всяком случае, когда пришло известие о казни русских пленных в Сирии, их биографии уже ни для кого не являлись секретом. Роман Заболотный, служивший несколько лет по контракту, уроженец Ростовской области, и Григорий Цуркану, имеющий за плечами службу в ВДВ – самые что ни на есть реальные россияне и установить их гражданство легче легкого. Даже с мягкого кресла у компьютера вставать не нужно.

Да, официальные источники говорили о разбившемся самолете Су-24М, но совсем рядом существовала и другая статистика потерь, с совершенно иными фамилиями. Телевизор говорил про сгоревший самолет, но тут же, параллельно, народная молва, через сети называла еще и имя Алексея Ярошевича, которого именно 10 октября хоронили в Гомеле.

Алексей – байкер, работал в российском охранном предприятии «Волк», организованном байкером Залдостановым (Хирург). В Гомеле не жил уже 10 лет, однако вернуться на Родину довелось только таким печальным образом.
Двоякое чувство. С одной стороны, если не говорят, значит, есть за что. Дескать, наемники они все, члены частных военных компаний, по которым УК РФ плачет…
Но, с другой стороны, отмахиваться от россиян, огульно, чохом, записывая всех добровольцев в наемники, тоже как-то, минимум, некрасиво. Сыграло свою роль и распространение сайтом Arabitoday.com информации об обстоятельствах пленения Заболотного и Цуркану. Боец сирийской армии рассказал: 
«С левого фланга начались выстрелы из стрелкового оружия по нам и русским, около 30 боевиков пытались окружить нас с той стороны. Водитель «Урала» попытался оттащить машиной выведенный из строя микроавтобус, чтобы очистить дорогу перед нашей машиной, но безрезультатно.
Затем русские солдаты, их было где-то 10, вместо того, чтобы отступать или сбежать, бросились за песчаную насыпь на обочине и начали прикрывать наше отступление. Силы сторон были неравными: около 80 вооруженных боевиков, с тяжелым вооружением. Но они не ожидали такого сопротивления. 
Дальше у русских солдат закончились боеприпасы, потому что я больше не слышал звука стрельбы. Через несколько минут я услышал крики, и, видимо, русские пошли в рукопашную, но боевиков было слишком много. Я всеми чувствами и мыслями сопереживаю вместе с их родственниками. Эти двое солдат показали себя настоящими воинами, даже находясь в плену. Я обязан своей жизнью этим солдатам, которые приняли бой, хотя они и были в меньшинстве и восхищен поступком, на который они пошли ради нашего спасения». 
Можно верить в приведенную СМИ историю, можно не верить. Но факт остается фактом. После истории с Заболотным и Цуркану тема российских добровольцев, воюющих в Сирии, стала заметно востребованной. 
Например, если рэп МС Slim (Вадим Мотылёв) про бойцов частной военной компании (ЧВК) «Вагнер» (позывной Дмитрия Уткина, подполковника спецназа ГРУ) «Солдат удачи», размещенный в сети 6 октября 2016 года, прошел почти незамеченным, то 23 октября 2017-го, в новых общественных условиях, клип «Наши в Сирии» с грамотно наложенными документальными кадрами, уже к вечеру стоял на первом месте вкладки «В тренде» русскоязычного сегмента YouTube.
К полудню 24 октября тот же самый клип из 2016 года набрал уже 300 тысяч просмотров. Всё один в один. Прежняя музыка с рефреном на мотив «Кукушки» Цоя. Прежние слова. Только добавились документальные кадры войны в Сирии. И понимание, что в России слушатели таких текстов стали уже немного другими. Они готовы слышать этих людей.
Из Краснодарского края поднимаемся в воздух,
Мы те, кто решает неудобные вопросы
И пусть не просто и не каждый вернется,
Но мы идем вперед, пока сердце бьется (…)
 
Аэропорт Латакии встретил песчаной бурей.

Так всегда было и всегда будет…

Я покажу этим сукам, кто здесь фартовый… 

Видимо, тема русских добровольцев в Сирии преодолела определенную критическую массу смертей и замалчивать ее с каждой новой потерей становится все труднее и труднее. 

 В частности, пока пользователи YouTubе слушали рэп и мыли чужие кости, 28 октября сарафанное радио принесли весть о гибели 33-летнего Антона Добрыгина. Говорят, что бывший старший лейтенант с позывным Чек до того момента, как его машина подорвалась на фугасе, служил как раз в пресловутой ЧВК «Вагнер». 

Гражданин России, однако…

А если очень поругаться хочется и либеральными слюнями побрызгать, то недавний пример Афганистана – хорошая прививка от верхоглядства и излишнего пафоса. Проще и эффективнее любые проблемы решать вдали от своих границ.

Не приди мы в Сирию, Сирия пришла бы к нам. Хотя тут, похоже, уже начинается цитата из Путина телеканалу Си-би-эс: «Более двух тысяч боевиков, выходцев из бывшего Советского Союза находятся на территории Сирии. Есть угроза, что они к нам вернутся. Так чем ждать, пока они к нам вернутся, лучше помочь Асаду бороться с ними там, на территории Сирии». 

Путин помнит про Афганистан. Значит, и с Сирией все будет в порядке.
Андрей Канавщиков
Источник: Псковская Лента Новостей
Создано: 02.11.2017 13:15
Яндекс.Метрика