АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Первый теракт в СССР: самые сложные операции группы «Альфа»

 

Эксклюзивное интервью с Виталием Демидкиным
Впервые «Альфа» заявила о себе как подразделение антитеррора в Тбилиси в 1983-м. В тот трагический год, 18 ноября, террористы захватили в заложники пассажиров авиалайнера, который планировал совершить рейс Тбилиси-Ленинград.

Боевики убили штурмана, бортмеханика и стюардессу, а затем потребовали лететь в Турцию.
И все-таки самолет удалось посадить в аэропорту грузинской столицы. По плану «Набат» военные оцепили самолет. Один из захватчиков совершил суицид, другой сбежал, остальные пошли на переговоры и не собирались сдаваться.
К вечеру в аэропорт прибыл специальный рейс с сотрудниками группы «А» КГБ СССР. У самолета слили топливо, а утром 19 ноября начался штурм самолета. За 8 минут обезвредили террористов. Как выяснилось впоследствии, боевики (что важно - из обеспеченных семей) хотели прославиться за границей как «борцы с советским режимом». Всего в результате неудавшегося угона погибло семь человек, 10 ранены.
В программе «Русский ответ» - непосредственный участник тех событий, Виталий Демидкин, полковник запаса подразделения «Альфа» Центра специального назначения ФСБ России. Он также рассказал детали операции по ликвидации террористов в Беслане.

До последнего момента думали, что все решится мирным путем

Андрей Афанасьев: Виталий Николаевич, получается, что это был один из первых терактов нового типа в нашем государстве, тогда еще Советском Союзе?
Виталий Демидкин: Наверное, да. Это был первый большой теракт. И группа «А» (в то время она называлась не Управление «А», Центр специального назначения, а группа «А»), о которой знали считанные люди. И даже многие сотрудники КГБ об этой группе не слышали.
Мы делились на несколько подразделений. Сейчас аббревиатуру не стоит называть. Но там было порядка 25 человек. Где-то в 19 часов была команда, боевая тревога. Мы за считанные минуты взяли кейсы, мешки с бронежилетами, с касками и погрузились в автобус. Выдвинулись в сторону аэропорта. Затем была моментальная погрузка в самолеты… Что-то можно было поставить в багажный отсек, что-то можно было взять с собой на борт. В принципе, самолет позволял это сделать.
И через два часа мы оказались уже в Тбилиси. Нам показали ту сторону, в которой находился захваченный террористами самолет. Он стоял с погашенными огнями, на него не светили прожектора, просто стоял в темноте. Нас разместили в аэропорту, выделили нам помещение. Во время полета уже произошло разделение по группам, которые проникают из кабины пилота, с крыльев, из других мест, где это возможно.
В тот момент, когда прозвучала команда «на штурм», все сомнения куда-то отошли. Потом была небольшая тряска, немножко лихорадило. Потому что мы несколько раз выдвигались под фюзеляж самолета, и потом нас приказом опять уводили в сторону. Переговорный процесс, видимо, шел в хорошем русле, о чем-то доводилось договориться с террористами, и нас убирали. До последнего момента думали, что все-таки решится мирным путем, на стадии переговоров…
А.А.: Но этого не произошло.
В.Д.: Этого не произошло. Приезжали родители, уговаривали. Но этого не произошло.
Когда мы в очередной раз находились под фюзеляжем, видимо, не то прожектор взял немножко неправильно, и нас осветило. Наши тени вышли из «мертвой зоны» самолета. И нас заметили те, кто находились в самолете. Начали кричать, оскорблять и сказали: «Мы вас взорвем». Что-то упало рядом с нами. Каждый отчетливо это услышал. И каждый подумал о том, что это упала граната.
Приятно вспоминать о том, что никто не дрогнул, никто не побежал. Все немножечко сжались, опустили пониже каски с забралами. Ну ноги посечет, и все - каждый думал из нас. А это оказалась телефонная трубка…
В тот момент, когда прозвучала команда занять исходное положение, каждый начал выдвигаться - кто-то на крыло, кто-то в кабину пилота. Мне довелось штурмовать этот самолет в кабине пилота. Там была приставлена лестница, по которой один из летчиков покинул самолет. Второй летчик оставался там. Бортинженер, который получил смертельное ранение, лежал между первым и вторым пилотом.
Мы проникли туда втроем. Владимир Николаевич Зайцев первым, Серегин Володя - вторым, и я - третьим. Потом мы перестроились, согласно предварительной расстановке. Я встал за Владимиром Николаевичем, а Владимир встал за мной. После команды на штурм мы попробовали кабину пилота открыть. Она не открывалась, она была с той стороны привалена террористом. Тот, который покончил с собой, лежал, и его специально положили таким образом, чтобы он как бы не дал возможности…
А.А.: Заблокировать дверь.
В.Д.: Заблокировать дверь, да. Нем-ножко подналегли, втроем, дверь чуть-чуть приоткрылась. Этой щели хватило для того, чтобы мы спокойно проникли в коридор.
А.А.: После чего были нейтрализованы террористы.
В.Д.: Да. В коридоре встретился мужчина, которого Владимир Николаевич Зайцев легкими движениями положил, мы его сопроводили вниз. И когда мы зашли в первый салон, он прошел вперед, а с левой стороны сидела женщина. Несколько минут назад, может быть, несколько десятков минут назад, я еще как-то волновался. Потом волнение куда-то ушло. Там была смертельная опасность. Потому что, по предварительной информации, там было взрывное устройство, автоматы.
И я увидел женщину - и почувствовал, что я мужчина. Я с благородством подхожу к ней и говорю: «Пойдемте, вы свободны». И подаю ей руку. Хочу помочь ей, чтобы она вышла. Но она, вцепившись в ручки кресла, кричит: «Нет-нет, я хочу взорваться». И сразу перемычка какая-то падает, занавеса рассеивается, дым, я понимаю, что это враг. Поворачиваюсь назад, говорю: «Володя, она хочет взор-ваться». Мы ее хватаем, и потом на суде она рассказывала о том, что какая-то неведомая сила ее вытащила из этого кресла в одно мгновение.
А.А.: Стрессовая ситуация, да.
В.Д.: Стресс. И потом пошли вглубь. Уже во втором салоне мы встретились с той группой, которой руководил Головатов Михаил Васильевич.

Трагедия в Беслане: как проходила операция

А.А.: Виталий Николаевич, насколько я понимаю, это была первая большая спецоперация подразделения «Альфа» (тогда - группа «А»). Очень хочется еще с Вами поговорить на очень тяжелую тему - о событиях в Беслане.
Утром 1 сентября 2004 года, во время торжественной линейки, посвященной началу учебного года, школу №1 в городе Беслан захватили террористы. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании 1128 заложников, преимущественно детей и их родителей. Во время теракта в школе Беслана погибли 334 человека, из которых 186 - дети в возрасте от одного года до 17 лет. По количеству жертв это был один из самых масштабных терактов. Только благодаря колоссальным усилиям и личному подвигу силовиков, жертв не стало больше.
Виталий Николаевич, мне кажется, что это, наверное, один из самых тяжелых эпизодов, с которыми Вам довелось столкнуться. Это так?
В.Д.: Да. Мне приходилось участвовать во многих специальных операциях. Но эта операция очень тяжелая, совершенно верно. Вспоминается то, что буквально за две недели до этой операции мы вернулись из очередной командировки в Чеченскую Республику. В том подразделении, которым я руководил, было двое раненых, один «двухсотый» (погибший - прим. ред.) и четыре или пять человек получили контузии. И когда нашему подразделению назначили ехать на решение этой операции, вопросов не было, мы -люди военные, и поэтому сказали: «Есть!», собрались и в считанные минуты, как обычно это бывает, погрузились в автобусы, выехали в аэропорт, сели в самолет и прилетели.
Разместили нас неподалеку от захваченной школы. И сразу четко обозначили - с нами будет еще одно подразделение Управления «В» наших коллег. Так как у них не было руководителя, а были только заместители, меня назначили руководить этими двумя подразделениями. И задача была архиважная. После команды руководителя этой операции «на штурм», надо было ворваться в спортивный зал, обезвредить, уничтожить тех террористов, которые находятся под щитами и охраняют эти взрывные устройства под баскетбольными щитами, обезвредить взрывные устройства. Затем подать сигнал - и штурм начался бы со стороны центрального входа и со стороны столовой.
Но после двух взрывов, которые прозвучали, когда мы находились на стрельбище, отрабатывали слаженность, 3-го числа, нам пришлось немножко видоизменить наши направления, и мы начали проникать «тройками» в коридор. Из коридора, когда проникли несколько человек, порядка восьми или десяти, мы пошли в сторону столовой. И там были подвергнуты обстрелу противника.
Нас забросали гранатами и по нам открыли огонь из пулемета и из трех, по-моему, автоматов. Были потери. Ответным огнем мы заставили тех бандитов, которые сидели в огневом гнезде, замолчать на какое-то время. Разбежались по классам. Внесли раненых, убитого майора Катасонова.
Началась перестрелка. Те сотрудники, которые оставались снаружи, проникли через одну из дверей, которая вела в раздевалки спортзала. Затем, через какое-то время, к нам попытался подбежать тот смертник, который вместе с нами хотел взорваться. Он был уничтожен, прозвучал подрыв.
После того, когда то огневое гнездо было уничтожено при помощи гранатометов, мы начали продвигаться дальше. К нам подошел наш коллега, Юрий Николаевич Торшин, который руководил аналогичным подразделением, и мы начали продвигаться в сторону столовой. Когда мы дошли до угла столовой, на месте тех боевиков, которые по нам вели огонь, были изуродованные тела, несколько человек лежало, изуродованное оружие. Мы получили приказ прикрыть одну из стен, и дальше зачистка была возложена на другое подразделение еще одного нашего коллеги. Пока он служит, поэтому не хотелось бы озвучивать ни фамилию, ни имя.
А.А.: Виталий Николаевич, мы благодарим Вас за то, что Вы пришли в нашу студию в первую очередь. И за тот огромный подвиг и труд, который Вы делаете, низкий поклон. Мы хотим, чтобы Вы и Ваши коллеги, сослуживцы знали, что русский народ и русские журналисты ценят, любят и благодарны за то, что Вы делаете каждый день. И то, о чем мы узнаем спустя годы - если вообще узнаем.
В.Д.: По каким-то статистическим данным Соединенные Штаты Америки сказали, что их «морские котики», специальные подразделения, находятся на первом месте, а Управление «Альфа» находится на шестом. В принципе, я не понимаю, по каким параметрам они вели эти расчеты. Но, если они первые в мире, то мы, наверное, первые во Вселенной.

Андрей Афанасьев
http://tsargrad.tv

Создано: 09.03.2017 10:09

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика