АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Малайзийский Boeing MH17 - три года тотальной лжи вместо расследования

 

17 июля 2017 года исполнится ровно три года с тех пор, как на территории Украины упал выполнявший рейс MH17 (Амстердам - Куала-Лумпур) пассажирский авиалайнер Boeing 777 Malaysia Airlines, на борту которого находились 283 пассажира и 15 членов экипажа, - все пассажиры и члены экипажа погибли. 

Увы, но и в настоящее время, по истечении трех лет с момента трагедии, приходится констатировать, что, несмотря на многочисленные официальные, неофициальные и просто любительские расследования катастрофы, пожалуй, единственная информация об этом крушении, которую можно считать совершенно бесспорной, однозначно доказанной и потому абсолютно достоверной и принятой всеми без исключения адекватными сторонами, это только то, что Boeing MH17 был сбит, а все его пассажиры и члены экипажа погибли.
Остальные обстоятельства трагедии по-прежнему можно с разной степенью вероятности только предполагать, по-скольку практически с первых же минут катастрофы и до настоящего времени вопрос расследования этой трагедии находится более в политической сфере, нежели в юридической либо технической, что не просто не способствует объективному и всестороннему расследованию причин и обстоятельств падения Boeing MH17, а, наоборот, складывается устойчивое впечатление, что всевозможные «выводы», в том числе совершенно официальных расследований, предназначены исключительно для использования в закулисных политических торгах и целенаправленного отвлечения внимания мировой общественности и родственников жертв катастрофы от реальных причин, обстоятельств и, соответственно, настоящих, а не навязываемых через СМИ, виновников падения Boeing MH17.
Кроме того, все официальные расследования, даже внешне не похожие хотя бы на имитацию «кипучей деятельности», проходили с самого начала и идут до настоящего времени в обстановке доходящей до абсурда строжайшей секретности и совершенно неоправданной затяжки времени на фоне фактического отсутствия хоть каких-нибудь практических результатов, имеющих существенное значение для установления реальных причин, обстоятельств и виновников трагедии, хотя бы в течение ближайшего времени, если о таковом можно говорить даже сейчас, спустя три года после катастрофы! Скорее складывается впечатление, что задачей всех этих, в том числе совершенно официальных расследований и их выводов является отвлечение внимания от реальных обстоятельств катастрофы Boeing MH17 и максимальная затяжка времени под любыми самыми надуманными предлогами.
Начало этой абсурдной, но устоявшейся и за прошедшие три года ставшей очевидной «традиции» положило Управление безопасности Нидерландов (Dutch Safety Board, - DSB), которому было поручено исследование и определение технических причин катастрофы и которое завершило расследование и, соответственно, определение технических причин катастрофы 13 октября 2015 года, опубликовав на своем сайте текст окончательного отчета на 279-ти страницах и сопроводив его также для большей наглядности своеобразной ви-деопрезентацией. Представлял и комментировал окончательный отчет и ход 15-месячного (!) изучения технических причин катастрофы авиалайнера глава DSB Тьиббе Юстра (Tjibbe Joustra) на нидерландской авиабазе Гилзе-Рейен (Gilze-Rijen), где происходила реконструкция Boeing МН17 из той небольшой части обломков авиалайнера, которые собрали на месте крушения на Украине и доставили в Нидерланды.
Для правильного понимания просто невероятной и совершенно необъяснимой с позиции здравого смысла затяжки времени расследования крушения Boeing MH17 в качестве сравнения можно привести пример расследования авиакатастрофы Airbus А320 авиакомпании German wings, который разбился 24 марта 2015 года, а причину падения озвучили уже 26 марта! Не намного дольше определяли и причину катастрофы Airbus A321−231 российской авиакомпании «Когалымавиа», упавшего 31 октября 2015 года в Египте. Глава ФСБ РФ Александр Бортников уже 16 ноября сообщил, что катастрофа произошла в результате взрыва на борту лайнера самодельного взрывного устройства мощностью до 1 килограмма в тротиловом эквиваленте. При этом, несмотря на очевидную быстроту сделанных выводов, в обоих случаях они никем не оспариваются до сих пор.
В случае с расследованием катастрофы Boeing МН17, к сожалению, приходится констатировать, что даже несмотря на сверхзатянутость этого расследования выводы окончательного отчета DSB вызывают слишком много вопросов своей поверхностностью, небрежностью и неубедительностью обоснований сделанных выводов, граничащих либо с некомпетентностью, либо с предвзятостью. А если кратко суммировать изложенные в окончательном отчете итоги расследования DSB, можно сделать совершенно определенный вывод, что исходя из представленных в нем доказательств версия о применении ракеты ЗРК «Бук» для поражения Boeing МН17 выглядит явно неубедительной, поскольку представленные DSB доказательства слишком «хромают», и либо вообще не могут таковыми являться, как неизвестно откуда и когда появившиеся у DSB части «ракеты серии 9М38» ЗРК «Бук», либо не могут быть таковыми в силу очевидной недоказанности, как представленные в окончательном отчете готовые поражающие элементы (ГПЭ), якобы «боеголовки типа 9N314M ракеты серии 9М38» ЗРК «Бук», не говоря о том, что за 15 месяцев расследования DSB не смогла подтвердить даже само существование «ракеты серии 9М38» с «боеголовкой типа 9N314M»! К тому же по утверждению непосредственного участника расследования австралийского детектива-суперинтенданта Эндрю До-нохью (Andrew Donoghue) эти доказательства «не соответствуют австралийским или международным стандартам доказательств», что говорит о невозможности их использования в любом суде как заведомо не имеющих никакой доказательной силы.
Деятельность Объединенной команды следователей (Joint Investigation Team, - JIT - Австралия, Бельгия, Малайзия, Нидерланды и Украина), созданной
для уголовного расследования обстоятельств крушения Boeing МН17 на основании специального межгосударственного соглашения от 7 августа 2014 года, под общим руководством главного прокурора (Chief Public Prosecutor) Национального управления государственной прокуратуры Нидерландов (Na-tional Office of the Public Prosecution Service) Фреда Вестербеке (Fred Wes-terbeke) с момента создания JIT и до настоящего времени проходит в абсолютно аналогичном русле, а после представления 13 октября 2015 года окончательного отчета DSB и вовсе свелась к примитивной затяжке времени под самыми абсурдными предлогами.
Состоявшийся 28 сентября 2016 года после более чем двухлетнего (!) уголовного расследования предварительный отчет JIT превратился в какой-то публичный псевдокриминальный фарс с демонстрацией примитивных «мультиков» вместо доказательств и показа реальной установки ЗРК «Бук», по-скольку за 26 месяцев своего расследования JIT даже не смогла установить конкретную модификацию установки ЗРК «Бук», якобы сбившей Boeing МН17 17 июля 2014 года?! При этом JIT без тени сомнения продемонстрировала маршрут этого совершенно конкретного, хотя так и неустановленной модификации, ЗРК «Бук» от российско-украинской границы до места пуска ракеты по Boeing МН17 и обратно до украинско-российской границы на основе фото и видеоматериалов из Интернета?! А продемонстрированная в качестве доказательства фотография яко-бы с места пуска ракеты ЗРК «Бук» на самом деле пуск ракеты ЗРК «Бук» именно с этого места однозначно опровергает?! Что явно свидетельствует об отсутствии в составе JIT грамотных специалистов, способных не то что провести квалифицированное расследование, но даже адекватно оценить реальное содержание собранных в Интернете материалов, чтобы не компрометировать экспертов JIT и работы самой JIT в целом показом материалов, опровергающих выводы JIT.
И это все при том, что тот же Вестербеке в октябре 2014 года пафосно за-являл: «Если посмотреть материалы в СМИ, то кажется довольно очевидным, что случилось с самолетом и кто в этом виноват. Но если мы действительно хотим привлечь к ответственности виновных, нам нужны более надежные доказательства, чем телефонный звонок, найденный в Интернете, или фотографии с места катастрофы»?! Отметилась в расследовании катастрофы Boeing MH17 выдвижением нескольких «убедительных» и совершенно «достоверных» версий, вплоть до возбуждения по одной из них Следственным комитетом РФ уголовного дела, и российская сторона, которая в конечном итоге сама же свои версии не менее убедительно и опровергла.
«Окончательный диагноз» всем этим расследованиям был поставлен 26 сентября 2016 года во время проведенного МО РФ и концерном «Алмаз-Антей» брифинга по случаю «совершенно случайного» обнаружения ранее «утерянных» необработанных первичных радиолокационных данных расположенного в поселке Усть-Донецком Ростовской области радиолокатора. На брифинге было заявлено, что согласно данным радиолокатора на расстоянии 30 километров от Boeing MH17 посторонних самолетов не было и пуска ракеты ЗРК «Бук» радиолокатор не зафиксировал. Это был самый настоящий удар ниже пояса, нанесенный за два дня до презентации предварительного отчета JIT, поскольку эти совершенно официальные объективные данные моментально сделали никчемными все выводы DSB и JIT вместе взятые, впрочем, как и уголовное дело СК РФ в отношении летчика украинских ВВС Владислава Волошина.
Вопрос об объективности и достоверности данных усть-донецкого радиолокатора не возникает, поскольку это именно те необработанные первичные радиолокационные данные усть-донецкого комплекса, предоставления которых с 2014 года настоятельно требовали и DSB, и JIT, и которые DSB использовало в своем окончательном отчете для обоснования отсутствия рядом со сбитым Boeing MH17 постороннего самолета. Просто российская сторона еще в августе 2014 года передала DSB эти же самые данные первичной радиолокации усть-донецкого комплекса, только в формате видеозаписи с экрана воздушной обстановки российского диспетчера, мотивируя тем, что необработанные первичные данные были уничтожены, поскольку в РФ такие данные хранятся исключительно в формате видеозаписи с экрана, что не противоречит стандартам Международной организации гражданской авиации (ИКАО). При этом DSB не только не отказалось от использования этих данных первичной радиолокации в формате видеозаписи с экрана в своем окончательном отчете, но в нем даже нигде не отмечено, что такой формат данных как-то повлиял на выводы об обстоятельствах и причинах катастрофы Boeing MH17 или противоречит стандартам ИКАО.
Первый, и самый главный, к тому же совершенно очевидный вопрос, возникающий после появления сугубо объективных радиолокационных данных, которые свидетельствуют об отсутствии пуска ракеты ЗРК «Бук» с поля возле поселка Первомайский Донецкой области, о чем утверждала в своем предварительном отчете JIT, - это необходимость скорейшего проведения «натурного эксперимента» с пуском ракеты ЗРК «Бук» с этого самого поля, а заодно, для чистоты эксперимента, и из района Зарощенского Донецкой области, о пуске ракеты ЗРК «Бук»... Такой «двухэтапный натурный эксперимент», естественно, при самом непосредственном участии экспертов JIT, как на местах пуска ракеты ЗРК «Бук», так и возле экрана радиолокатора усть-донецкого комплекса, моментально снял бы все вопросы не только о том, был ли пуск ракеты ЗРК «Бук» 17 июля 2014 года конкретно из этих мест, но и был ли он в этот день с территории Донбасса вообще.
Но после того, как эти необработанные первичные радиолокационные данные «случайно нашлись» и даже были оглашены на брифинге, со стороны JIT никаких предложений о проведении такого «натурного эксперимента» не последовало «почему-то» до сих пор, даже спустя 9 месяцев после оглашения. Вместо этого министр безопасности и юстиции Нидерландов Стеф Блок (Stephanus (Stef) Blok) в июне 2017 года, отвечая на вопросы членов постоянной комиссии по иностранным делам Нижней палаты парламента Нидер-ландов (Tweede Kamer der Staten-Generaal) по расследованию катастрофы Boeing МН17, решил «поумничать» и вслед за JIT, опубликовавшей это невразумительное «объяснение» на своем рекламно-информационном сайте, заявил, что на снимках с российского радиолокатора не видно ракеты ЗРК «Бук», которая согласно выводам DSB и JIT сбила Boeing MH17, потому что… такие объекты могут остаться незамеченными, и отсутствие ракеты на радиолокаторе «не означает, что ее там не было»?! Вполне возможно, что Блок разбирается в российских радиолокаторах лучше, чем их конструкторы и эксплуатационники, но жаль, что нидерландские министры типа Блока явно не читали Маркса, в противном случае они бы знали, что критерием истины является практика, а не безграмотные и бездоказательные министерские разглагольствования, которые эту самую «практику», а точнее контрольные пуски ракет ЗРК «Бук» с мест, указанных специалистами JIT и концерна «Алмаз-Антей», никак не заменят.

(Окончание следует)
Федор ЯКОВЛЕВ
regnum.ru

Создано: 26.07.2017 10:01

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика