АНО «Редакция газеты «Великолукская правда»

 

Россия, 182100 Псковская область, г. Великие Луки, ул. Комсомольца Зверева,26;
Главный редактор: тел.(81153) 5-20-64, vpravda@ellink.ru
отдел рекламы
: тел/факс (81153) 3-02-24, vp@ellink.ru.

Всего себя отдавал службе

Свою юбилейную дату 10 октября отметил ветеран правоохранительных органов Петр Кириллович Быстров. Многое за 75 лет пройдено, многое пережито. Но какая бы ни была жизнь, у каждого человека она своя и другой не станет даже при большом желании.
Петр Кириллович замечает, не подводя итоги, но словно делая заметки на полях:
- Жизнь складывалась нормально. Я на жизнь не в обиде. Жил в интернате за 40 километров от дома, научился принимать решения самостоятельно. В 12 лет уже работал. Косил с отцом. Отец хоть хромой был после войны, но постоянно работал и меня приучил к труду. Друзей у меня много, и сейчас встречаемся, бывает, посидим, вспомним о пережитом. Есть и настоящие друзья…

Дорога в милицию
- Родился я в Калининской области, - рассказывает П. К. Быстров. - Отец после войны пришел раненый, инвалид второй группы. Долго лежал в госпитале. Так и умер с осколками внутри. Награжден боевыми орденами и медалями, в том числе орденом Славы III степени. Был в Ржевском котле.
Что касается меня, то я пошел в школу, окончил семь классов, потом учился в интернате и среднюю школу окончил в 1963 году. Поработал после школы около года слесарем Плоскошского леспромхоза. В ноябре призвали в армию. Попал в школу младших командиров в Борисоглебске, окончил ее, тогда отправили служить в ГДР.
Там был начальником станции, начальником радиомастерской. Потом остался по контракту, участвовал в чехословацких событиях. В 1969 году демобилизовался. Хотел, впрочем, и дальше служить в армии, но жизнь по-своему все устроила.
В 1968 году даже поступил в годичное строительное военное училище. Но в связи с тем, что отец слег, контракт расторг и вернулся в Великие Луки. Мать уже здесь жила. Определился на радиозавод сменным мастером. Три месяца проработал там, но чувствую, это не мое. У меня было радиотехническое образование - в армии его получил, да и сам по себе хорошо разбираюсь в этом, так что работать было не трудно, но чувствую: не мое!
Тогда вспомнил, что многие мои одноклассники работают в городском отделе милиции. Прошел комиссию и с тех пор работал участковым, старшим участковым. Окончил Ленинградскую школу милиции. Где-то полтора-два года трудился по совмещению дознавателем, где людей не хватало. Еще пару лет работал инспектором уголовного розыска, и, видимо, там бы и остался, но однажды предложили стать начальником вытрезвителя. Согласился. Что оставалось?! Отказываться от работы не в моих принципах.
Проработал там на майорской должности около пяти лет. Потом в охрану перешел. Пять лет - там. После охраны четыре года отработал оперативным дежурным по городу. Здесь присвоили звание майора. И в августе 1994 года, будем так говорить, демобилизовался, ушел на пенсию по инвалидности.
В процессе работы было получено несколько военных травм. Когда проходил комиссию, то при увольнении обнаружили у меня определенные заболевания и связали это с полученными ранее травмами.

На переднем крае
Петр Кириллович всегда предпочитал работать непосредственно с людьми. Никогда не прятался ни от трудностей, ни от службы. А значит практически неизбежно оказывался на переднем крае борьбы с преступностью.
И вот это насчет «военных травм» не для красного словца сказано. Просто констатация фактов.
- Первая травма случилась, когда в начале семидесятых го-дов в районе Божно один злодей нападал на женщин. В городе все стояли на ушах, милиционеры работали подставными, где можно только было, в засадах сидели... - вспоминает П. К. Быстров.
- И отрабатывали каждую квартиру в доме. Каждую! Были распределены сотрудники, за каждым закреплены один-два дома. Обычно ходили после работы по два человека, именно после ра-боты, не в рабочее время, а вечером. Но в один день у меня напарника не было, где он находился, уже не помню, да и не столь это важно.
И вот в районе Лазавицкой бани я отрабатывал дом, в одну квартиру зашел, а там - куча бандитов, самых настоящих. На меня сразу поднялись: «Мент, что тебе надо?!». Чувствую, что дело плохо, попятился назад к двери, но один кинулся ко мне. А у меня каска была мотоциклетная в руке. Ударил нападавшего ею. А сам иду на улицу, чтобы позвонить, тогда же мобильных телефонов не было.
Уже вышел во двор, слышу, кто-то за мной бежит. Только хотел обернуться, как меня ударили по голове. Потерял сознание на мгновение, но скоро пришел в себя. Обернулся, схватил нападавшего за ноги, а рядом проезжал работник ГАИ Александр Смирнов. Вдвоем мы скрутили мужика, доставили в милицию. Суд был.
Я тогда около месяца пролежал в больнице с сотрясением головного мозга. Преступника, которого искали, задержали, кстати. Он оказался из Андреапольского района, приезжал сюда, нападал на женщин и уезжал.
Мы его задержали почти случайно. Я возвращался с обеда, прохожу по перекрестку проспектов Ленина и Октябрьского, смотрю: милиционер Миронов с кем-то возится на остановке. Я, естественно, подошел и помог скрутить. Преступник оказался здоровенный лоб под два метра ростом. Он с ножом напал на женщину прямо днем. Безнаказанность голову человеку вскружила.
Несколько женщин тогда нападавшего в лицо опознали. Суд был, но мужика признали невменяемым.
Интересно, что Быстров, когда говорит о своем пребывании в больнице, изрядно лукавит. В действительности, не было никакого примерного больного, который лежал в некоей палате и охал от боли. Пациент оттуда банально сбежал. Петр Кириллович вспоминает по просьбе подробности:
- Прихожу на планерку. Андрей Васильевич Токарь тогда был на-чальником. Он вдруг говорит: «Быстров, что ты тут делаешь?». Оказывается, ему уже позвонил главный врач и рассказал, что я сбежал с сотрясением. А что мне оставалось? Если работать, то разлеживаться некогда.
Другой типичный случай из милицейских будней. Это были уже 80-е годы. Петр Кириллович дежурил тогда в оперативной группе. В районе Божно случился семейный скандал.
- Приехали на место, - говорит П. К. Быстров. - Водитель остался в машине, а я пошел. Иду мимо окон, тихонько дверь открываю и вижу: скандалист стоит рядом. Тогда я толкаю дверь назад, мощная была входная дверь, и вдруг следует взрыв - мужик бросил в мою сторону гранату-лимонку. Осколками немного зацепило, но легко. На больничном дома по-был, амбулаторно полечился, вроде сотрясения не было.
- Вроде?
- Честно сказать, и большого желания слишком проверяться не было. Считал: поставленную за-дачу по охране общественного порядка выполнил - значит все в порядке, остальное - мелочи.

В ладу с собой
Такой Петр Кириллович во всем. Щедро отдающий себя окружающим. Ставящий интересы общего дела превыше всего. Не удивительно, что по его стопам решила пойти и младшая дочь.
К сожалению, в 2017-м она трагически погибла. Ей было 25 лет, работала стажером, через полмесяца должна была стать следователем райотдела полиции. Но, оказалось, не суждено…
Один отморозок убил ее прямо на лестничной клетке. Первый раз ножом ударил в сердце, второй раз - под глаз. Убийца получил 15 лет. Сейчас сидит в Себежском районе.
В очередной раз уточняю у Петра Кирилловича:
- Ни о чем не жалеете? Нет сомнений, что что-то нужно было бы сделать иначе, выбрать иное ре-шение?
- Жизнь складывалась нормально, в конце только ударила особенно больно. Но, в общем, все сложилось как сложилось. Всегда старался всем помогать, помогали и мне. За время службы имел много поощрений. Меня ценили, я тоже ценил тех, с кем довелось работать.
Сейчас задача - помочь детям, поднять внучку. Главное, чтобы всегда в ладу с собой находиться, не пытаться себе придумывать жизнь и не пытаться быть кем-то другим. Работал честно, выкладывался до конца, чего и всем нынешним поколениям желаю. Сможете сделать лучше - сделайте.

 

 

Андрей КАНАВЩИКОВ
Фото автора

Создано: 14.10.2019 11:07

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика