«Перед лицом ушедших былей ...»

... В июле 1937 года начальник войск противовоздушной обороны Красной Армии А. И. Седякин получил новое назначение - в Закавказье, командующим ПВО Бакинского района. Он знал, что подобная перестановка в самый разгар «кровавого террора» ничего доброго не сулила, но поехал: приказ есть приказ. Предчувствие не подвело. На одной из станций командарм был арестован и доставлен в Москву. Против него было сфабриковано обвинение в участии в антисоветском заговоре, который якобы затевала некая «военно-фашистская организация». Следствие длилось одиннадцать месяцев (теперь-то мы знаем, какими способами у допрашиваемых добивались признаний), и 29 июля 1938 года Военная коллегия Верховного суда страны приговорила талантливого командарма к расстрелу. В этот же день приговор был приведен в исполнение.

Быть может, храбрый полководец, ожидая решения своей участи в одной из камер внутренней тюрьмы Лубянки, вспоминал прошлое, осознал, что в этом кровавом вихре, начавшемся двадцать лет назад, он, как Тухачевский и Якир, Блюхер и Хаханьян, Деникин и Каппель, Колчак и Врангель, стал жертвой и палачом, пытаясь огнем и мечом, в ходе братоубийственной войны утвердить свои идеалы, насилием привести страну к счастью. Впрочем, нам остается только догадываться. А теперь пусть говорят документы...

Передо мной пожелтевший архивный лист бумаги: выписка из протокола заседания Великолукского уездного комитета РКП(б) от 29 июля 1918 года. Обсуждали: кого из коммунистов отправить на Восточный фронт. Среди пятнадцати названных значится и Александр Седякин.

Вот краткие вехи его биографии. Седякин был сугубо военным человеком. Родился он 14/26/ ноября 1893 года в Петербурге, в семье солдата. Вскоре - переезд в Курган, где Саша окончил городское начальное училище. Затем учеба в Красноярском землемерном училище, работа по специальности. В 1914 году призван в армию, в следующем - окончил Иркутское военное училище. Участвовал в первой мировой войне. В самом конце ее был дивизионным инженером в чине штабс-капитана. В мае 1917-го вступил в ряды партии большевиков, принимал активное участие в работе солдатских комитетов.

Так, съезд 19-го армейского корпуса, председателем которого был А.И. Седякин, принял 27 мая 1917 года резолюцию о мире, земле, национальном вопросе. А под решением (25 октября 1917 г.) комитета 5-й армии о посылке отряда в Петроград для защиты революции и против продовольственной блокады столицы, стоит подпись его председателя - Седякина.

... 2 ноября 1917-го ревком 5-й армии выделил батальон для занятия станции Новосокольники, чтобы преградить движение в сторону Петрограда войск, поддерживающих Временное правительство Керенского.

Приветствуя и поддерживая Октябрьскую революцию, Александр Игнатьевич сразу включился в формирование первых отрядов Красной гвардии.

Особенно сложным стало положение к концу февраля 1918 года. В эту пору в Великих Луках, куда под напором немцев отходили части 5-й армии, председатель Совета армейских комиссаров, член управления армии А.И. Седякин и комиссар по формированию Красной Армии Г.Д. Хаханьян создали военно-революционный комиссариат, взявший на себя руководство всеми армейскими частями в прифронтовой полосе.

Автор этих строк не ставил в настоящей статье своей целью всесторонне рассмотреть вопрос «Армия, ее роль в установлении Советской власти в Великих Луках и участие в данном процессе А.И. Седякина» - он не располагает для этого необходимой источниковой базой, поэтому ограничится лишь тем, что приведет найденные им в фондах Государственного архива в Великих Луках документы.

...Протокол заседания военно-революционного комиссариата (ВРК) Великолукского района 19 марта 1918 г. № 1 (Председатель ВРК - А. Седякин). Проходит «организационное совещание комиссии из представителей чрезвычайного штаба революционной обороны района Великих Лук». Создается ВРК, председатель - Седякин. «Организация центра революционной обороны района Великих Лук [...] Товарищ Седякин предлагает следующие отделы:

1) оперативный

2) связи

3) разведки

4) мобилизационный

5) снабжения

6) врачебно-санитарный

7) финансовый

Предложение товарища Седякина принимается единогласно».

«Приказ по войскам Великолукского района № 1 марта 24-го дня 1918 г. г. Великие Луки.

Доводится до сведения всех красноармейских и красногвардейских частей, находящихся в районе Новоржев - Холм - Торопец - Великие Луки - Полота - Новосокольники - Идрица - Себеж, что в настоящее время руководство всеми военными силами означенного района берет на себя военно-революционный комиссариат района Великих Лук. В президиум этого комиссариата избраны тов. Седякин, Ахманов, Циновец [...].

Подлинный подписали председатель военно-революционного комиссариата района Великих Лук А. Седякин. Секретарь Циновец».

«19 апреля 1918 г. в Великих Луках состоялась Псковская губернская конференция РКП(б). В ее работе участвовало 50 делегатов.

После конференции в губернии стали образовываться новые партийные организации [...] В создании партийных ячеек в Великолукском уезде принимали участие большевики А.Н. Виноградов, К.М. Отс, А.И. Седякин, М.Г. Гусаков, И.М. Шеряков и другие. Всего в уезде насчитывалось 12 организаций РКП(б)».

Снова документы:

«Объявление войскам и учреждениям Новоржевского участка 25 мая 1918 года. Великие Луки. № 1.

«... вследствие отмены чинов, титулов и орденов никем не может быть предъявлено требование обязательного отдания чести в какой бы то ни было форме титулования, а также воспрещается ношение орденов и знаков отличия, кроме ученых знаков.

Военный комиссар А. Седякин».

...1 июня 1918 года штаб Новоржевского участка переформируется в штаб Новоржевской дивизии. А через четыре дня, 5 июня, А. И. Седякин отравился в Москву на Всероссийский съезд военных комиссаров.

...17 июня Новоржевская дивизия стала именоваться Псковской. Причем диспозиция частей дивизии выглядела следующим образом: 1-я бригада находится в Новоржевском и Опочецком уездах, 2-я бригада (в составе 1-го и 2-го Великолукских полков и Но-восокольнического батальона) - в Великолукском уезде, 3-я бригада - в Торопецком и Холмском уездах.

«Военные комиссары Псковской дивизии Седякин и Хаханьян на основании телеграфных предписаний Народных Комиссаров по военным делам, оставив временно исполняющим обязанности военного комиссара дивизии Псковского губернского комиссара Пскова, а помощником ему - комиссара снабжений дивизии Григорьева, с оставлением его на прежней должности».

Одним словом, под энергичным руководством Седякина в короткий срок был наведен порядок в частях, создавались отряды Красной Армии. Они сдерживали продвижение немецких войск и относительно стабилизировали фронт. А в августе 1918-го Александр Игнатьевич во главе созданных в Великолукском уезде отрядов был направлен на Восточный фронт.

По прибытии, его вначале назначили командовать бронепоездом № 05, затем 1-м Курским полком. Вскоре он стал командиром 2-й отдельной Курской бригады, входящей во вновь сформированную 24-ю Симбирскую дивизию, возглавляемую легендарным Г.Д. Гаем.

Сразу же бригада под командованием Седякина вступила в жестокие бои с белогвардейцами и белочешскими войсками в Среднем Поволжье. Хорошо известно, что 24-я Симбирская дивизия Гая отличилась при освобождении Симбирска, Самары и других приволжских городов, за что и получила название «железной». В этих боях ее вторая бригада была впереди. Так, например, вечером 7 октября 1918 года части 2-й бригады Железной дивизии под командованием А.И. Седякина совместно с полками И.С. Кутякова и Инзенской дивизией Яна Лациса на плечах отступающего врага вошли в Самару.

После овладения Самарой полки Железной повели стремительное наступление на Бугуруслан. Деморализованные части противника оказывали слабое сопротивление. Гай приказал вновь назначенному командиру

3-й бригады П. Воробьеву ударом во фланг разгромить врага и не позднее 23 октября освободить Бугуруслан. Приказ был выполнен. Одновременно с полками 3-й бригады в город вступили и части Инзенской дивизии.

2-й бригаде А. Седякина начдив поставил задачу: неотступно преследуя противника, во взаимодействии с 1-й бригадой 25-й стрелковой дивизии, наступать в направлении Бузулука и, атаковав его с двух сторон, овладеть городом.

Организовав локтевую связь, Седякин и Кутяков повели полки на штурм. Искусный маневр наступавших частей заставил белоказаков покинуть город. В ночь на 28 октября части 2-й бригады Железной дивизии совместно с полками 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии вступили в Бузулук.

Сражения на Восточном фронте явились лишь началом военной карьеры Александра Игнатьевича в годы гражданской войны. В январе 1919 года он назначается помощником командующего группой войск. Впоследствии командует 13-й армией Южного фронта, участвующей в боях с деникинскими войсками на курском, а в дальнейшем - на донецком направлениях.

Тут ему пришлось нелегко. Состояние дисциплины в 13-й армии было плохим. Красноармейцы отдельных частей заявляли: «Мы дальше действовать не можем, потому что мы, во-первых, голодные, во-вторых, босые, раздетые, нас насекомые заели [...]. Просим вас принять самые энергичные меры, если не будет смены, то мы самовольно бросаем указанные нам позиции и следуем в тыл».

«Однако признаки внутреннего разложения армии не ограничивались подачею только таких заявлений; помощник командарма 13-й армии А.И. Седякин был арестован и едва не расстрелян красноармейцами 12-го стрелкового полка, вступившимся за командира 75-го стрелкового полка, арестованного им за отказ исполнять боевые приказы».

Затем Седякин становится военкомом штаба Южного фронта, но вскоре он снова принимает непосредственное участие в боевых операциях: командует 31-й дивизией, которая вместе с другими войсками Красной Армии вела победные бои с противником. Ну а в феврале 1920 года, уже во главе 15-й Инзенской дивизии, Седякин принял участие в окончательном разгроме деникинских войск.

В марте начался кубанский поход. 15-й Инзенской командовал новый начдив - А.И. Седякин. На пути к Новороссийску встали преградой сильные укрепления у станции Тоннельная. Деникинцы считали свои позиции неприступными и надеялись остановить красные войска. Сражение здесь и в самом деле было упорнейшим с обеих сторон. Двое суток грохотала артиллерия, строчили пулеметы, раздавались ружейные залпы. Инзенские полки неоднократно поднимались в атаки, но вынуждены были вновь залегать в цепи. Захватив станцию Тоннельная, 15-я Инзенская, поддержанная с флангов другими частями Красной Армии, первой вошла в Новороссийск. А летом 1920-го инзенцы стражаются на врангелевском фронте.

Седякин и его бойцы искренне верили, что, «водрузив над землей красное знамя труда», дадут всем россиянам лучшую жизнь, что ведут войну за правое дело. Нам, их потомкам, легко с высоты нынешнего исторического опыта осуждать тот или иной поступок людей того времени.

Я далек от мысли заняться апологией жизни и дел Александра Игнатьевича, ибо как с горечью произнес Твардовский:

«Перед лицом ушедших былей

Не вправе ты кривить душой, -

Ведь эти были оплатили

Мы платой самою большой...»

И зачем переписывать биографию людей из тех суровых двадцатых!

Позже Александр Седякин командует Южной группой войск по овладению Кронштадтской крепостью, там держали оборону крестьянские парни в матросских бушлатах, доведенные до отчаяния вестями из домов о продразверстке, требовавшие осуществления лозунга: «Советы без коммунистов!». После взятия неприступного форпоста командарм назначается начальником гарнизона Кронштадта.

Правда, долго тут он не задержался, уже в августе 1921 года его переводят на новый пост - командующего войсками Карельского района Петроградского военного округа. Снова Седякин в «горячей точке»: шли ожесточенные бои с отрядами местных жителей. Исследователи характеризуют их по-разному: советские - «белофинскими бандами», финские - крестьянским ополчением, сопротивляющимся грабежу и насилию большевиков. Скажем просто и честно: еще шла гражданская война, и брат шел на брата с оружием в руках...

Со своей задачей А. И. Седякин справился и смог послать такую телеграмму: «Главнокомандующему всеми Вооруженными Силами РСФСР. Действующая армия. 8 февраля 1922 г. 15 часов 30 минут.

7 февраля вверенными мне войсками занят последний оплот противника - Ухтинская, с падением которой Карелия очищена от банд противника. Командующий войсками А. Седякин».

С 1923 года Седякин - слушатель Высших военно-академических курсов, но вскоре был назначен командующим 5-й Краснознаменной армией. В 1924 - 1927 гг. Александр Игнатьевич командовал Приволжским военным округом. Тут им большое внимание уделялось созданию боеспособных, по последнему слову воинской науки, частей. А в конце 1927 года он был вызван в Москву и стал заместителем начальника Главного управления Красной Армии, а потом инспектором пехоты бронесил РККА. В 1931-1932 гг. командарм был начальником и комиссаром Военно-технической академии имени Ф. Э. Дзержинского. В 1933-1936 гг. находился на посту заместителя начальника штаба РККА, являлся начальником управления боевой подготовки и инспектором высших военных заведений. Нужно отметить, что, занимаясь вопросами военного обучения, Александр Игнатьевич был известен как один из авторов теории глубокого боя и операций. Кстати, при его непосредственном участии создавались учебные пособия для командиров Красной Армии.

В сентябре 1936 года он приступил к деятельности на посту начальника ПВО РККА. Под руководством Седякина продолжалось совершенствование организационных форм и структуры управления этих войск. Для противовоздушной обороны важных промышленных и административных центров страны формировались корпуса и дивизии, причем работы велись быстрыми темпами.

...Только спустя 18 лет А.И. Се-дякин был полностью реабилитирован, его имя снова появилось в печати, военные историки назвали его одним из основоположников современной системы противовоздушной обороны страны.

Не стоит и нам забывать о нем, ни оплевывать, ни сусально расписывать. История наша состоялась, и негоже не знать ее творцов и участников, палачей и жертв, а порой - тех и других одновременно.

...И даром думают, что память

Не дорожит сама собой,

Что ряской времени затянет

Любую быль, любую боль.

(А. Твардовский)

С. ПЕТРОВ,

кандидат исторических наук

Создано: 22.05.2020 11:02