За год до скорбного юбилея

Приближается не громкий, но очень важный для нашего общественного сознания юбилей. 13 июля следующего года исполнится 35 лет со дня гибели в Афганистане выпускника ПТУ № 5 Владимира Евгеньевича Добрякова.

Да, постепенно и афганская война, которая совсем-совсем недавно была нашими обожженными нервами, превращается в далекую историю. Выросли уже целые поколения, которые не видели и не помнят, чем был «Афган» для последних мальчишек Советского Союза.

Более того. Уже многократно доказано и историками, и политиками, и психологами, что чем крепче память о прошедшей войне, чем осторожнее и умнее общество входит в войну новую. Ярчайший пример – Сирия. Нет заговора молчания, в наличии грамотная пропагандистская работа в родной стране, и в итоге – меньше жертв, меньше мифов, больше здравого понимания военной работы и сути так называемых военных конфликтов.

«Хорошим он был…»

Человечество всегда воюет. Нравится нам это или нет. И тем важнее изо всего происходящего делать верные выводы.

В Великолукском политехническом колледже по части такой памяти все в порядке. Ни на день там не прерывались связи с родными тех, кто шагнул из училища под пули. Состоялась поездка к матери Владимира Добрякова и в этом году. Конечно, с соблюдением всех противоэпидемических предосторожностей.

Валентина Павловна живет в деревне Уда Бежаницкого района. 122 км от Великих Лук. Там же, на сельском кладбище, похоронен погибший сын.

Туда и едем. В дороге к нам присоединяется старший сын Добряковых Сергей. Он должен был вернуться из армии осенью, а Владимир ушел, не дождавшись его. Теперь только и осталась на кладбище плита с лаконичной надписью: «Погиб при исполнении интернационального долга в Афганистане. Вечно скорбим и помним. Родные».

Да почти рядом сейчас находится плита еще с одним бойцом, прошедшим Афганистан. Николай Николаевич Михайлов (1963-2016). Он не погиб за речкой, а умер своей смертью. Вроде не стар, но и не молод. Навеки в одном боевом братстве. Не зря на могильной плите знак воздушно-десантных войск.

Как именно погиб Владимир Добряков? Подробностей нет. Заместитель директора колледжа С.В. Дряхленков говорит:

– Еще буду звонить в архив на приближающийся юбилей. Может, что-то новое сообщат. Хотя, наверное, нет большой разницы, как погиб. Главное, что погиб за нас, за всех, погиб ради своей страны. Это – главное.

– Сергей Викторович, что значат эти поездки? Только ли речь идет о встречах друзей и людей, с которыми испытываешь духовное родство?

– Время властно над всем. Только над памятью время не властно. Приезжаем, с радостью встречаемся. Мы уже здесь все, как родные.

Мне приятно и с Павловной пообщаться, и со всеми, кто помнит ее сына, и с теми, кто хочет хранить нашу общую память. Обязательно будем продолжать эту эстафету. Хоть время уже уходит, та война отчасти вытесняется у новых поколений в восприятии Чечней и Сирией, но тем не менее надо вспоминать погибших в Афганистане солдат.

Нам довелось продолжать свою жизнь, а те ребята в 20 лет остались за речкой. Это несправедливо. Ведь уходят, как правило, лучшие. Трусы и предатели обычно возвращаются. Лучшие обычно – нет. Поэтому будем и дальше развивать в колледже тему памяти и долга Родине.

Подхожу к родному брату павшего.

– Сергей, что можете сказать?

– Утрата для нас, конечно, большая.

– Каким он был? Каким его вспоминаете?

– Хорошим он был… Хорошим. Ушел в армию, меня не дождался. А через два года…

Сергей умолкает. И, в общем-то, что тут говорить. Все понятно.

Ушли не зря

Руководитель Псковской региональной общественной организации ветеранов войны в Афганистане «ВетАфган» Али Надир-оглы Оруджов говорит:

– Самое важное, что не забыт. Вот мы который год подряд приезжаем на их могилы, не только на могилу Добрякова, ребята выполнили свой интернациональный долг. Очень многие погибли, и про них никогда нельзя забывать.

И их родителей надо навещать. Это у нас уже традиция. Будем приезжать и дальше, и это не для показухи, а на самом деле важно. Не только сюда мы едем, в Бежаницкий район, ездим всюду, сами знаете, везде облагораживаем могилы, периодически навещаем родственников. Всегда чем можем, тем и поможем.

Они ведь не просто так ушли из жизни, а погибли, выполняя боевые задачи. Царство им Небесное и земля пухом. Ребятам всем едва исполнилось 18-20 лет, офицерам чуть побольше, но это тоже не возраст. Всем досталось лиха, кто там был. Поэтому пусть ребята спокойно лежат, пусть знают, что ушли не зря, что их уход помогает жить тем, кто живет сейчас.

– И обязательно, – замечает А.Н. Оруджов, – нужно поблагодарить военного комиссара Р.В. Сукманова. Нужен был транспорт ехать в Бежаницкий район, я говорю ему: пожалуйста, выделите нам автобус, чтобы поехать. Дал без вопросов, слова не сказал. «Автобус будет, когда захотите ехать». Он всегда откликается. Руслан Вячеславович по «афганцам» всегда поддержит.

Валентина Павловна снова и снова вспоминает подробности тех последних дней, когда еще ее Володя был жив:

– Помню, написал «Термез». У меня карта. Я сразу – карту на пол, все, вижу, что дорога оттуда в Афганистан.

Один в армию ехал. В Бежаницах чуть не проспал, догонять пришлось транспорт. Теперь думаю: «Лучше бы проспал».

И сразу же Валентина Павловна поправляется:

– Но как судьба вела…

А.Н. Оруджов: – Нам никому ничего не говорили. В Псков привезли. Наша команда три дня находилась в призывном пункте. А потом приезжают ночью, в 11 часов подняли. К турнику подвели, кто подъем переворотом сделает – в одну сторону, остальным – в другую.

Поехали мы в Питер. Загрузили в самолет. Куда летим? Ни слова не говорили. Только когда самолет поднялся в воздух, встал человек посередине салона и говорит: «Летим в Среднюю Азию, Фергана, через полгода вы все будете в Афганистане». Вот и все.

Привезли нас в Фергану, учебный центр. Пять с половиной месяцев нас дрессировали там, можно так сказать, и потом отправили туда.

Высшая солидарность

Помощник начальника отделения по предназначению и учету техники военного комиссариата г. Великие Луки, Великолукского, Куньинского и Новосокольнического районов Владимир Иванович Дедушкин в Афганистан попал уже в 30 лет, совсем взрослый, двое детей уже было.

– В Афганистане находился с 1987 года и до вывода войск в феврале 1989-го. Нашу часть чуть раньше вывели, 14 января, там по плану не всех сразу выводили, кого-то раньше, кого-то позже.

Я служил раньше в Мурманске, в ремонтном батальоне. Пришел приказ, я был направлен в Туркестанский военный округ. Прилетел в Ташкент и в штабе округа получил распределение в воинскую часть, полевая почта 93963 в городе Кабуле.

Был техником части. Принимал участие в движении колонн, сопровождении воинских колонн с продовольственными грузами и разным техническим имуществом.

Мы ездили с колонной на аэродром, где садились наши Ил-76, горбатые, как мы их называли. Они привозили груз, мы его разгружали и распределяли, что в госпиталь, что в воинские части. В этом и состояла моя служба.

– Владимир Иванович, и как Афганистан?

– Что могу сказать? Конечно, тяжело было там. И обстрелы, и все прочее. Правда, сам ранений не имею. Имею две боевые награды, медали «За боевые заслуги» и «За отвагу».

– Что для вас сегодняшняя поездка?

– С Володей я не служил вместе, его не знаю. Но солидарен со всеми теми братьями, с которыми пришлось делить тяготы и лишения воинской службы в далекой стране. Скорблю о том, что он погиб, не дожил до мирного времени, что не пришлось ему семью завести. Вечная память.

Не только сны

Валентина Павловна рассказала сон, который видела не она, а мать парня, который остался живым. Та делилась увиденным: «Как будто я еду туда, в Луки». Она приехала в Великие Луки, а Вовка лежит на кровати, а под ним ванна стоит с водой. «Чего это под тобой?», – «А мамка ходит каждый день, поливает».

Это было сразу после смерти. Я на кладбище каждый день ходила. Ревела. Меня тут ребята искали. Когда переезжали из Райской, боялась, как это – жить близко к кладбищу. И вот все как повернулось…

– Сергей Викторович, – обращаюсь к С.В. Дряхленкову, – а если Валентину Павловну до Лук довезти? Выступит в колледже.

– Нет, – сразу не соглашается В.П. Добрякова. – Я теперь и в Бежаницы не хочу ехать. Я по телевизору лучше буду смотреть. Годы не те.

Лучше вы приезжайте, когда будет возможность.

А. КАНАВЩИКОВ

Фото автора

Поделиться ссылкой: